Пусть не будет войны...

24 февраля 2015 - Садыкова А.

 На легендарном танке Т-34 полковник в отставке Дмитрий Михайлович Малышев прошел огненными дорогами Великой Отечественной войны, освобождая Белоруссию, Польшу, Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию.

На главном направлении
Взволнованно и подробно, вспоминая детали каждого сражения, рассказывает ветеран о прошедших боях, о подвигах бойцов, о шрамах, оставшихся от ранений, и о душевной боли от потери фронтовых друзей.
– Боевое крещение я принял в январе 1944 года при разгроме 27-тысячной немецкой группировки во время военной Корсунь-Шевченковской операции. Танковый полк прорыва, в котором я служил, был придан 4-му механизированному кубанскому кавалерийскому корпусу. Вместе с другими частями полк прорвал оборону противника под городом Барановичи и обеспечил выход из окружения 8-й гвардейской кавалерийской дивизии.
Затем полк был переброшен на 1-й Белорусский фронт под командование маршала Константина Рокоссовского. В июне того же года началась крупнейшая операция «Багратион» по освобождению Белоруссии. По военной хронологии – это пятый удар Красной армии 1944 года, главное направление боевых действий, самый короткий путь к Берлину. Экипаж Малышева принимал участие в окружении и уничтожении вражеских армий «Центр» в районе Слуцк – Бобруйск. Именно сюда немцы перебрасывали с флангов отборные танковые и пехотные дивизии СС, оснащенные танками «Тигр», «Пантера», САУ «Фердинанд». Не помогло!
– Наши боевые экипажи на первоклассных, усовершенствованных танках Т-34-85 меткими выстрелами поражали это «зверье», – говорит Дмитрий Михайлович.
Время безжалостно накатывает свои волны забвения, но оно не может приглушить воспоминания военных лет. В памяти офицера часто всплывают картины сражений. Перед наступлением первое слово отдавалось «богу войны» – артиллерии. Каждый залп гвардейских «катюш» был для бойцов как боевое «ура». Над головами с грохотом проносились краснозвездные штурмовики Ил-2. Затем в унисон симфонии боя вступал рокот танковых моторов. При атаке на танки сажали десанты автоматчиков, которые, спешившись, с нескончаемым стрекотом своих автоматов и пулеметов выбивали немцев из окопов. Так во взаимодействии всех родов и видов войск бойцы успешно продвигались на запад.
В перерывах между боями, в относительной тишине, Дмитрий Михайлович вспоминал родные края, глухую деревеньку Усть-Курью в Алтайском крае, где он появился на свет в октябре 1924 года. Бедная крестьянская семья Малышевых была большая, и родители в голодные 30-е годы попросили дедушку Петра Сафронова, который жил в Алма-Ате, взять Диму на воспитание. В этом городе юноша, окончив ФЗО в 1941 году, получил специальность слесаря-авторемонтника и стал работать на АЗТМ, где занимался монтажом и ремонтом оборудования заводов, которые с началом войны стали эвакуироваться из западных областей СССР.
Хорошо запомнился Дмитрию и день 18 августа следующего года. Возвратившись домой после второй смены, он узнал, что ему пришла «казенная бумага», повестка в военкомат. Подошел дедушка, обнял за плечи и сказал:
– Пришел и твой черед, внучок, идти на фронт, ты пятым из нашей семьи становишься защитником Родины.
С благодарностью вспоминает ветеран о месяцах учебы в Харьковском танковом училище, которое располагалось тогда в узбекском городе Чирчике. В специализированных классах, на танкодроме и полигоне он познавал военную науку, тактику танкового боя. Курсанты отрабатывали взаи­модействие с членами экипажа, а также с пехотой, артиллеристами, досконально изучали боевую технику, вооружение. И до сих пор ему памятны наставления командиров: «Запомните, больше пота в учебе, меньше крови в бою».

Брестская твердыня, Прут и Яссы

В конце июля того же года танковый полк, в котором сражался Малышев, в числе первых ворвался в Брест и вышел на довоенную границу Белоруссии с Польшей по реке Буг. Молодые пограничники заступили на посты, на которых в первые часы войны находились их отцы и старшие братья.
В дни кратковременной передышки экипажи побывали на руи­нах легендарной Брестской крепости, которую достойно обороняли бойцы в июне 41-го. Надписи на стенах, оставленные ее защитниками, свидетельствовали: люди здесь оказались сильнее огня, крепче каменных укреплений, грознее мощи вражеской техники. Слово «крепость» на этой земле и сегодня воспринимается не только в прямом, но и в переносном смысле – как крепость человеческого духа. В памяти ветерана остались эти последние, предсмертные слова воинов: «Нас было пятеро. Седов, Грутов, Боголюбов, Михайлов, Селиванов. Мы приняли первый бой 29.06.1941 г. Умрем, но не уйдем!» И другая надпись: «Осталась последняя граната, но живым не сдамся. Товарищи! Отомстите за нас!»
– Мы выполнили завещание погибших, – говорит Малышев. – Враг получил сполна за все злодея­ния, слезы матерей, жен и детей.
Воинским частям, освобождавшим город Брест, в том числе и танковому полку, было присвоено звание Гвардейский-Брестский.
В одном из боев во взаимодействии с пехотинцами экипаж танка захватил в плен немецкого генерала, начальника штаба полка. За этот подвиг командование наградило лейтенанта первым орденом – Красной Звезды.
– Освобождая Польшу, – продолжает ветеран, – мы дошли до восточного берега Вислы, где наши части сменила армия войска польского, а наш корпус был передислоцирован на 2-й Украинский фронт, которым командовал маршал Малиновский.
Прямо с железнодорожных платформ танки уходили на боевые позиции, громя Ясско-Кишиневскую группировку противника «Южная Украина». Таким образом, Малышеву довелось участвовать еще в одной из крупнейших операций – Ясско-Кишиневской (по военной хронологии – это седьмой удар Красной армии 1944 года). Во взаимодействии с войсками 3-го Украинского фронта, а также с кораблями Черноморского флота и Дунайской флотилии была окружена и разгромлена большая группировка немецких и румынских дивизий и освобождена Молдавия.
Полк одним из первых форсировал Прут и с ходу овладел городом Яссы. На своей боевой бронированной машине Малышев во второй раз пересек государственную границу СССР, теперь уже с Румынией. В результате этой операции были выведены из строя германские союзники, Румыния и Болгария, и новые правительства этих стран объявили Германии войну.

В сердце навсегда
Многих друзей потерял ветеран на полях войны. И всегда на встречах с молодежью вспоминает их добрым словом, подробно рассказывает о подвигах бойцов. Солдат из Актюбинска Кожахметов в ходе боя, под огнем противника, подполз к немецкому танку и приготовился бросить в него бутылку с зажигательной смесью. Но рядом разорвалась вражеская мина, разбив бутылку. Сам боец был ранен, одежда на нем загорелась, но, превозмогая боль, Еламан живым факелом бросился под танк и поджег его своим телом.
При освобождении города Барановичи танком управлял механик-водитель Владимир Маркин. Экипаж огнем прокладывал себе путь к городу, «проутюжил» несколько немецких артиллерийских гнезд для беспрепятственного продвижения пехотных подразделений. Но в этом бою Маркина настигла смерть от попадания в танк фашистского снаряда. Бойцы с по­честями похоронили его под соснами. И сосны, израненные осколками снарядов, плакали каплями смолы.
На территории Венгрии совершил беспримерный подвиг однополчанин Малышева механик-водитель Степан Ловенецкий. В неравном бою, оставшись один из всего экипажа, он уничтожил десятки гитлеровцев, затем решительно повел горящий танк на врага, разгромив вражескую батарею. Солдату из Вологды было посмерт­но присвоено звание Героя Советского Союза.
На фронте для солдата письма родных – целебнее любого лекарства. Но не всегда они были утешительными. Как дорогую реликвию хранит Малышев одно из последних писем отца, Михаила Ивановича, погибшего при обороне Москвы. Приведем его полностью: «Отступая, враг много пакостей делает. Домов в деревнях почти не осталось, только трубы печные стоят на пустырях вроде могильных памятников. Молодежь угнали в Германию, кто сопротивлялся «новому порядку» вешали, расстреливали. От злодеяний, что творят фашисты, у бойцов, командиров с каждым часом крепчает гнев, и мы смертью смерть гоним, как огнем тушат огонь. На этом заканчиваю, началась артподготовка, идем дальше в наступление, останусь жить, напишу».
А затем пришло печальное письмо от матери Евдокии Петровны: «Я получила две похоронки – на отца и старшего брата Василия. Тебя я не видела целую вечность. Обо мне не беспокойся. Работы сейчас в колхозе много, а мужиков осталось двое, 80-летний дед Смык и Андрей Мороз, который вернулся домой без ноги. Твоя 14-летняя сестра Вера работает штурвальной на комбайне. Как нам ни трудно, но у нас не рвутся снаряды и не свистят пули. Береги себя, сынок. Молю Бога об этом каждый день».
В ходе наступательных боев неподалеку от озера Балатон в октяб­ре 1944 года Малышев был тяжело ранен. После выздоровления направлен в Москву, в Центр автобронетанковых войск, где и встретил Победу. На его мундире ордена Красной Звезды, Отечественной войны I и II степени, польский орден «Мемориал», медали «За боевые заслуги» и многие другие. Его жизнь отмечена еще одним значимым событием – в составе танкового экипажа он участвовал в параде Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года.
Демобилизовавшись вскоре, ограниченно годным к строевой службе Дмитрий Михайлович вернулся в Алма-Ату, перевез сюда маму и сестру. Исполнилась заветная мечта Евдокии Петровны быть рядом с сыном. Дочь купила ей новое платье, и они побывали на праздничном концерте. Судьба подарила Малышеву сына и дочь, трех внуков, семерых правнуков.
Несмотря на преклонный возраст, Дмитрий Михайлович бодр и энергичен, часто бывает в молодежных коллективах, пишет стихи, активно участвует в мероприятиях «Фронтового клуба имени газеты «Казахстанская правда». К 70-летию Победы выпустил несколько брошюр-воспоминаний. Продолжительную беседу ветеран заканчивает стихами собственного сочинения: «Пусть не будет войны на свете,/ И не знает слез ни одна семья,/ Пусть люди живут на планете/ Как добрые соседи и друзья».

Вадим МАХИН, Алматы


Махин В. Пусть не будет войны // Казахстанская правда. - 2015. - 20 февраля

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий