Сравнительный анализ поселений и жилищ Ботайской и суртандинской культур

31 мая 2012 - Садыкова А.


СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОСЕЛЕНИЙ И ЖИЛИЩ БОТАЙСКОЙ И СУРТАНДИНСКОЙ КУЛЬТУР

Захаров С.В. (г. Петропавловск, СКГУ)

За период с 1980 по 1990 годы Северо-Казахстанской археологической экспедицией под руководством В.Ф. Зайберта была открыта и исследована ботайская энеолитическая культура, дана характеристика основных ее признаков (Зайберт, 1993).
Ботайская культура существовала в определенное время и в определенном пространстве, что делает настоятельной задачей решение вопросов о ее этнических и культурных связях с сопредельными и синхронными памятниками (Зайберт, 1985). В данной статье ставится задачей сравнение архитектурно-планировочных традиций ботайцев и населения суртандинской культуры Южного Урала и Зауралья. Объектами такого сравнения служат поселения и жилища.
Поселения ботайской культуры расположены по берегам реки Ишим (Сергеевка, Баландино), рек Иман-Бурлук (Ботай), Убаган (Убаган II), озер (Рощинское), в удалении от реки (Красный Яр, Васильковка IV). Несмотря на разнообразное топографическое размещение поселений, большинство из них приурочено к местностям с развитой озерной и старичной системами, что обеспечивало устойчивость экологических ниш в условиях аридизации климата (Зайберт, 1993, с. 160-166; Сорокин, 1983). В основном поселения расположены на обширных пологих участках по соседству с реликтовыми сосновыми борами. Поселения занимают большую площадь - до 15 га (Ботай) и отличаются значительным количеством жилищ. На поселении Васильковка IV зафиксировано 30, на поселении Красный Яр - 18 впадин, на поселении Ботай за период его существования было построено не менее 200-300 построек жилого и хозяйственного назначения.
Застройка поселений плотная. Жилища располагались близко друг к другу, образуя кварталы "сотовой" планировки. Выделяются "улицы" шириной 4-8 и длиной до 50 м., состоящие из параллельных цепочек построек (Кисленко, 1993, с. 117). На поселении Красный Яр жилища расположены вокруг "Т"-образной площадки (Зайберт, 1993; р. 41, с. 118). На поселении Васильковка IV - тянутся цепочкой длиной 240 и шириной 40 м. вдоль возвышенности. На поселениях Ботай и Васильковка IV жилища обычно не занимают самых высоких участков, в отличие от поселения Красный Яр, где они расположены, судя по плану, на самом возвышенном месте. На поселении Ботай четко выделяются жилая зона (на возвышении) и хозяйственная (у берега реки).
Произведенная А.А. Плешаковым экспериментальная реконструкция ботайских строений, результаты которой были опубликованы А.М. Кисленко (Кисленко, 1993), дает представление об их конструкции. Жилища ботайской культуры - помещения полуземляночного типа с овальным, четырехугольным или многоугольным котлованом с закругленными углами. Котлован углублялся на 60-80 см. от дневной поверхности, его площадь составляла 30-70 кв. м. Снаружи котлована наращивались глинобитные стены высотой 60-100 см., на которые устанавливалось перекрытие ложносводчатого типа из бревен, покрытое шкурами, пластами дерна. Входы в жилище были наземные либо слабоуглубленные. Часто жилища соединялись между собой переходами. Пол котлована жилища ровный, слегка углубленный к центру. Очаг находился обычно в центре котлована. Очаг округлый в плане, наземный или слегка углубленный в пол, вокруг стен сооружались мелкие хозяйственные ямы. В стенах котлованов делались многочисленные ниши для хозяйственных и культовых нужд. Внутри котлованов не отмечено никаких материковых останцев для нар или стола. Идентичность стратиграфии на поселениях Ботай и Красный Яр позволяет считать этот вид жилища типичным для ботайской культуры.
Таким образом, критериями для сравнения ботайских поселений и жилищ с поселениями и жилищами сопредельных культур могут служить следующие признаки:
1. приуроченность поселений к местностям, богатым озерами и старицами и к относительно возвышенным площадкам;
2. большая площадь поселений (до 15 га) и значительное количество жилищ;
3. деление поселений на две зоны: жилую и хозяйственную;
4. расположение жилищ улицами, кварталами, вокруг центральной площадки, длинной цепочкой;
5. полуземляночный тип жилища с глинобитной архитектурой;
6. овальная, четырехугольная и многоугольная в плане форма жилищ;
7. наземный либо слабоуглубленный вход;
8. расположение очагов по центру жилищ;
9. отсутствие в котловане жилища земляных конструкций (нар, столов);
10. глиняная обмазка пола;
11. расположение ниш и хозяйственных ям по периметру жилища;
12. отсутствие внутри котлована ямок от столбов;
13. ложносводчатая конструкция кровли.
14. площадь жилищ в 30-70 кв. м.
Наиболее часто памятники ботайской культуры сравнивают с суртандинской культурой (Зайберт, 1993, с. 157; Матюшин, 1982, с. 111; Матюшин, 1988, с. 37-38). Поселения суртандинской культуры (Матюшин, 1982), как и ботайские, приурочены, в основном, к берегам озер. Интересно их расположение, особенно памятников на берегу озера Суртанды (Суртанды VI, VII, VIII). Все они располагались на мысу юго-западного берега озера, недалеко друг от друга, занимая небольшие ложбинки и седловинки. Г.Н. Матюшин считает, что эти три памятника составляли одно обширное поселение. Вероятно, так оно и было. Но это было поселение не со сплошной застройкой, а с "сотовой", когда отдельные группы жителей рассредоточились по мысу и строили жилища с учетом использования естественной защиты от ветров, выбирая пониженные места. Кроме рельефа на такую планировку поселения влияла, очевидно, и структура общины. Подобная топография характерна и для поселения Карабалыкты VIII. На поселении Березки жилища располагались линией вдоль возвышенности. На поселении Суртанды VIII они были сооружены таким образом, чтобы между ними образовалась центральная площадка, открытая в сторону озера. Жилища на поселениях стоят отдельно друг от друга и только предположительно некоторые из них могли быть соединены между собой.
По сравнению с неолитом в энеолите Южного Зауралья значительно выросла численность населения и, как следствие, значительной стала площадь поселения. На поселениях Суртанды VI-VIII, Березки, Мурат, Карабалыкты VIII, IX занимаемая площадь достигает 3-4 га. Вместе с тем долговременных жилищ на поселениях зафиксировано мало (Суртанды VIII-6, Березки-3, Мурат-1, Карабалыкты IX-1) . По расположению очажных пятен и пятен прокалов Г.Н. Матюшин предполагает наличие на поселениях легких летних построек наземного типа. Функционального подразделения площади поселения на жилую и хозяйственную зоны не отмечено. Но выявлено, что отдельные жилища на поселении были, к тому же, еще и производственными центрами - камнеобрабатывающими мастерскими (Суртанды VIII, жилища 2 и 4).
Таким образом, прослеживается сходство между ботайскими и суртандинскими поселениями по таким признакам, как большая площадь поселений, приуроченность их к озерам, разнообразие планировки поселений. Особенно большое сходство имеется с памятниками на озере Суртанды, где присутствует "сотовая" планировка и приуроченность к понижениям местности, а также, вероятно, отражение в планировке поселения структуры общины. Вместе с тем подобные признаки не могут, очевидно, являться культурно диагностирующими, так как зависят в свою очередь от типа хозяйства и связаны с учетом природно-климатических условий региона и рельефа местности. Различия прослеживаются в малом количестве долговременных жилищ на поселении и, вероятно, преобладании временных наземных конструкций, в функциональном подразделении не отдельных частей поселений, а отдельных жилищ.
Жилища суртандинцев резко отличаются от ботайских своей формой. Практически все опубликованные Г.Н. Матюшиным в книге "Энеолит Южного Урала" жилища имеют четко выраженную подпрямоугольную форму, причем соотношение коротких сторон к длинным доходит до 1:2 (Матюшин, 1982; р. 3, с. 16-17; р. 14, с. 56; р. 23, с. 76). Жилище 1 на поселении Мурат имело овальную форму. Закруглены углы у жилищ 1 и 5 на поселении Суртанды VIII, что объясняется, видимо, их более ранним возрастом - Г.Н. Матюшин считает, что они были построены на поселении первыми. Довольна стабильна ориентация жилищ длинными сторонами по линии З-В (Суртанды VIII, жилища 1, 2, 2, 4, 6; Березки).
Долговременные жилища суртандинской культуры относятся, в основном, к типу слабо углубленных полуземлянок. Глубина котлованов составляет 40-50 см., одно из жилищ на поселении обычно представлено землянкой (Суртанды VIII, жилище 1; Мурат, жилище 1). Жилища 3 и 5 на поселении Суртанды VIII углублены слабо, что свидетельствует о наземном их характере.
По периметру жилищ на поселениях Мурат, Карабалыкты IX, Березки располагались развалы крупных каменных плит. В основном, они служили для крепления стенок котлованов. План раскопа поселения Мурат (Матюшин, 1982, р. 8а, с. 39) и фотография (Матюшин, 1982, р.9, с. 39) позволяют предполагать использование каменных плит для выкладки наземных стен жилища 1 на поселении Мурат и, возможно, в других случаях.
Факт использования суртандинцами каменной кладки для строительства жилищ очень важен, поскольку он свидетельствует о применении в эпоху энеолита населением Южного Зауралья, помимо каркасно-столбового, ленточного способа возведения наземных стен. Этот строительный способ не характерен для домостроения степной, лесостепной и лесной зон Евразии, в том числе и для Южного Урала. Камень редко используется даже в устройстве очагов. Ленточный способ возведения стен лежит и в основе устройства наземных глинобитных стен ботайского жилища. Примечательно, что и в Северном Казахстане применение ленточного способа в строительстве начинается также в энеолите и предположительно появление такой домостроительной традиции связывается со среднеазиатским воздействием. Возможно, что следы такого воздействия мы видим и в суртандинской культуре. Широко известны материалы, свидетельствующие о неоднократном проникновении в каменном веке на Южный Урал населения из Восточного Прикаспия (Матюшин, 1988, с. 26-27). Возможно, что имел место факт миграции племен-носителей ленточного способа возведения стен жилищ. Единичное же присутствие ленточной технологии в строительстве жилищ в суртандинской культуре и господствующее - в ботайской, возможно объясняется масштабом этой миграции в зоны распространения данных культур. Количество мигрантов на Южный Урал могло быть незначительным и неспособным повлиять на изменение местных неолитических традиций в домостроении, сами они были ассимилированы аборигенами и их домостроительная традиция уступила место суртандинской как более приспособленной к местным природно-климатическим условиям. Миграция на территорию Северного Казахстана могла быть более масштабной и определяющей для местного домостроения. Различия в материале, использованном для возведения подобных жилищ на Южном Урале (камень) и в Северном Казахстане (глина), вероятно объясняются спецификой местного строительного материала.
Таким образом возведение наземных капитальных стен ленточным способом сближает устройство части жилищ суртандинской культуры с ботайскими домами. Видимо, не случайно, что именно жилище с каменными стенами имеет овальную форму (поселение Мурат), происхождение которой в лесостепном и лесном Зауралье и Притоболье археологи связывают также с южным импульсом.
В отличие от ботайских жилищ, в суртандинских четко выражено устройство входа в жилище. Входы устраивались в восточной стороне (Карабалыкты IX; Суртанды VIII, жилище 1). Очевидно, что ориентация входа в жилища обусловлена господствующей в той или иной местности розой ветров, наличием рядом распложенных крупных водоемов, вследствие чего устройство входа в суртандинских жилищах не может являться специфичным и рассматриваться нами как этно- и культурнодиффиринцирующий. Иначе обстоит дело с конструкцией входа, которая значительно отличается у жилищ разных культур. Вход в землянку 1 на поселении Суртанды VIII был устроен в виде утепленного тамбура с высоким порогом при переходе из тамбура в жилище. На поселении Карабалыкты IX вход представлен углублением в земле шириной 1.4 м. Но на поселении Мурат (жилище 1), судя по плану (Матюшин, 1982, р. 8а, с. 38), вход не был углублен в землю (хотя при земляночной конструкции и предполагаемой углубленности входа он должен был проявиться) - он маркировался только разрывом в каменном развале стен жилища. Таким образом можно предположить, что вход был наземным, что похоже на устройство входа в ботайских жилищах. Конструкция же входов в остальные суртандинские жилища ничего общего с ботайскими не имеет.
Разнообразие типов построек (наземные, полуземлянки, землянки; прямоугольные, овальные) предполагает и наличие нескольких видов перекрытия жилищ. Для землянки 1 на поселении Суртанды VIII Г.Н. Матюшиным реконструируется перекрытие в виде бревенчатого наката (1982, с. 18), жилище 1 поселения Мурат также идентифицируется как землянка. Ямок от столбов в котловане этого жилища не выявлено, поэтому можно и здесь предполагать наличие перекрытия в виде наката бревен. К тому же ни купольная, ни коническая, ни пирамидальная форма перекрытия в данном случае ни к чему, так как глубина землянки позволяет обходиться без высокой крыши. В жилищах 2, 3, 4, 5, 6 поселения Суртанды VIII и в жилищах поселения Березки столбовых ямок не прослежено. Несколько ямок, видимо от опорных столбов, прослежено только внутри котлована жилища на поселении Карабалыкты IX. Даже при отсутствии следов от опорных столбов для наземных и слабо углубленных жилищ прямоугольной формы можно реконструировать, скорее всего, каркасно-столбовую конструкцию перекрытия.
Итак, суртандинские постройки могли иметь, видимо, два типа перекрытия: бревенчатый накат и каркасно-столбовой, что очень сильно отличает их от ботайского жилища.
Остается сравнить внутреннее устройство ботайского и суртандинского жилищ. В суртандинских жилищах пол был вымощен мелким нестандартным плиточным камнем (Карабалыкты IX, Мурат, жилище 1). Кофигурацией пола жилище делилось на две части: углубленную, где располагались очаги и возвышенную, служившую в качестве нар или ниш (Суртанды VIII, жилище 1; Мурат, жилище 1; Березки). Ниша в жилище 1 поселения Мурат была к тому же оформлена в виде юго-восточного выступа землянки (что имеет аналоги в ботайских жилищах, но там в выступы устроены над хозяйственными ямами). Своеобразно и размещение очагов. Они располагались у входа в жилище и в центре либо только у входа (Карабалыкты IX).
Хозяйственных ям в жилищах не зафиксировано. Только в центре жилища 1 на поселении Мурат выявлена яма глубиной 1,5 м. и диаметром 0,6-1,2 м. неясного назначения. Очевидно хозяйственные ямы устраивались суртандинцами за пределами жилищ.
Таким образом, и по своему внутреннему устройству суртандинские жилища отличаются от ботайских, у которых присутствуют центральное расположение очага, хозяйственные ямы и ниши по периметру котлована, отсутствует планиграфическое разделение постройки на зоны и вместо каменной вымостки пола присутствует его глиняная обмазка.
В заключение можно сделать окончательный вывод о степени сходства и различия между ботайскими и суртандинскими поселениями и жилищами.
При анализе поселений выявляется большая степень схожести в отношении этого рода артефактов. Но можно ли прослеженные выше аналогии отнести к разряду общеэтнических, общекультурных? По всей видимости, нельзя. Во-первых, приуроченность поселений обеих культур к местности, богатой озерами и старицами определяется наличием у суртандинцев и ботайцев хозяйства производящего типа - скотоводства и уровнем его развития - оседлым в пределах обитания (Зайберт, 1993, с. 231). Озера и старицы создавали благоприятный водный режим и микроклимат биоценозов для ведения такого типа хозяйства. Во-вторых, планировка поселения подвижна и, очевидно, напрямую зависит от рельефа местности, господствующих ветров и других природных факторов. В-третьих, увеличение площади поселений характерна вообще для эпохи энеолита как Южного Зауралья, Северного Казахстана, так и лесостепного Притоболья, что связано с демографическим взрывом, обусловленным переходом населения этих регионов к производящему хозяйству и нарастанием активности этнических процессов.
Иначе обстоит дело с жилищами. Ни по форме, ни по конструкции перекрытия, ни по интерьеру и планиграфии внутри жилища аналогий между жилищами двух культур не прослеживается. К сожалению Г.Н. Матюшин ничего не говорит о площади жилищ. Судя по планам раскопов она укладывалась в пределах 30, максимум 50 кв. м., что соответствует только нижним значениям площади ботайских жилищ.
К близким ботайским жилищам чертам относятся:
1. наличие полуземлянок на суртандинских поселениях;
2. устройство наземного входа в жилище 1 поселения Мурат;
3. округлость ряда подпрямоугольных котлованов;
4. овальная форма котлована жилища 1 поселения Мурат;
5. применение ленточного способа при возведении стен ряда жилищ.
В целом, аналогии единичны и незначительны по сравнению с выявленными различиями.
Выявленные отличия, несомненно, носят традиционный характер и этим объясняются. Кроме новаций, в истории жилищ существенную роль играет традиция - "социальная по своему механизму форма передачи человеческого опыта" (Спиркин, 1978, с. 8). Традиции сохраняются в течении очень длительного времени и придают устойчивость типам жилищ. Так, прямоугольная форма жилища на Южном Урале известна с неолита и люди в энеолите селятся часто на местах неолитических стоянок.
Часть традиций формируется как результат адаптации к экологической обстановке и определенным хозяйственным занятиям, но даже при изменении хозяйственно-культурного типа тип жилища в лесостепной и лесной зонах не менялся, так как сохранялись традиции этнические. Их чаще всего трудно объяснить функциональным назначением жилища или каких-либо его деталей (Борзунов, Кирюшин, Матющенко, 1993, с. 6).
Таким образом, поселения и жилища ботайской и суртандинской культур принадлежат разным этническим массивам и различия в устройстве жилищ говорит о том, что никаких миграций населения ни с Южного Урала в Северный Казахстан, ни обратно в эпоху энеолита не было. Это не исключает очевидного по другим артефактам (керамике, например) взаимодействия между двумя регионами. Но это взаимодействие носило какой-то другой характер, не миграционный.

Литература:

1. Борзунов В.А., Кирюшин Ю.Ф., Матющенко В.И. Поселения и жилища эпох камня и бронзы Зауралья и Западной Сибири // Памятники древней культуры Урала и Западной Сибири. Екатеринбург, 1993.
2. Зайберт В.Ф. Поселение Ботай и задачи исследования энеолита Северного Казахстана // Энеолит и бронзовый век Урало-Иртышского междуречья. Челябинск, 1985.
3. Зайберт В.Ф. Энеолит Урало-Иртышского междуречья. Петропавловск, 1993.
4. Кисленко А.М. Опыт реконструкции энеолитического жилища //Проблемы реконструкции хозяйства и технологий по данным археологии. Петропавловск, 1993.
5. Матюшин Г.Н. Экологические кризисы и их роль в смене культур каменного века // Природа и человек. М., 1988.
6. Матюшин Г.Н. Энеолит Южного Урала. М., 1982.
7. Сорокин Ю.П. Экологическая характеристика урочища Ботай. Отчет СКАЭ, Петропавловск, 1983.
8. Спиркин А.Г. Человек, культура, традиция // Традиция в истории культуры. М., 1978.

Аннотация

Поселения ботайской и суртандинской культур обнаруживают сходство между собой по локализации их, топографии жилищ, площади поселений. Это сходство не этническое и не культурное. Оно обусловлено схожим типом хозяйства и учетом древним населением климатических особенностей в местах размещения поселений.
Жилища двух культур сильно отличаются друг от друга, в основе чего лежат разные этнические традиции. Особняком стоит жилище 1 поселения Мурат, имеющее некоторые черты сходства с ботайскими домами.
Отличия в строительстве жилищ свидетельствуют об отсутствии непосредственных связей между ботайской и суртандинской культурами.

The summary

The settlements the Botai and theSurtanda of cultures find out similarity among themselves on localization them, topography of dwellings, areas of settlements. This similarity not ethnic and not cultural. It is caused by a similar type of a facilities and account by the ancient population of climatic features in places of accommodation of settlements.
The dwellings of two cultures strongly differ from each other, in a basis that the different ethnic traditions lay. The private residence costs dwelling of 1 settlement the Murat, having some feature of similarity with the Botai by houses.
The differences in construction of dwellings testify to absence of direct communications between the Botai and the Surtanda by cultures. 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий