Муканов К. Песни Ыбырая // Проспект СК. – 2010. – 15 октября. – С.9

16 октября 2014 - Садыкова А.

В нынешнем году исполняется 150 лет со дня рождения известного казахского певца Ыбырая Сандыбаева.
Укілі Ыбыраи Сандыбаев с самых малых лет любил веселье, праздность. Еще подростком, оседлав коня, разъезжал по аулам, пел, играл на домбре и гармони, жил жизнью вольного степного певца.

«В семнадцать я повзрослел,
Но вместо серьезных дел,
Ты знаешь, чем занят был:
Играл на домбре и пел», -
признается он в одном стихотворении.

Отец его был бедным, но искусным кузнецом и сына хотел научить своему ремеслу. Но тяжелый труд кузнеца не привлекал его. Юноша не захотел идти по стопам отца:
«Научиться делать телеги не смог,
Перед горном лить реки пота не смог.
Ремеслом этим славился мой отец,
Я бы стать кузнецом вовеки не смог».

Отец и сам видел, что из сына работника не выйдет, и не стал его принуждать. Песня заполнила всю жизнь Ыбырая. И очень скоро он стал в степи знаменитым певцом.
«Певцом в восемнадцать слыл
И по морю песен плыл.
А в девятнадцать лет
Всех песней заворожил.
И вот к двадцати годам
Я понял, что не отдам
За дом, за уют все то,
Что юным далось мечтам», -
рассказывает Ыбырай об этой поре своей жизни. Скот, богатство, хозяйство не прельщали молодого певца - искусство для него было превыше всего.

«Я советами лучшими пренебрег.
И бродягой шагнул за родной порог.
В шапке с перьями филина да с домброй
Не в богатстве, в искусстве искал я прок».
В сопровождении группы молодежи Ыбырай со своими песнями побывал во многих городах и аулах. Однажды он попал в аул, в котором жила красивая девушка Какима. Она прекрасно пела казахские народные песни в сопровождении гармони. На вечере по случаю приезда уже известного молодого певца Ыбырай и Какима пели поочередно любимые песни народа. Они полюбили друг друга. Ыбырай любовался ее игрой на гармони, ее голосом, свободными манерами, восхищался ее складной, остроумной речью. После утреннего чая, по просьбе собравшихся, он спел еще несколько песен, а потом обратился к Какиме: «Какимажан, а эту песню я дарю тебе».
«Ты лебедь, что плавно скользит по воде,
Коль раньше слыхала такое, то где?
Расплавившись в звуках домбры и гармони,
Гакку, мое сердце пылает в огне».
Люди не сразу догадались, что это была новая песня Ыбырая, и не знали, кого певец так нежно называл «Гакку». Только Какима таинственно улыбалась, когда певец радостно и ликующе пел припев: «Гакку га-га, Гакку га-га...». А Ыбырай, воодушевляясь, запел громче, восхваляя на разные лады загадочную избранницу его сердца - Гакку:
«На воде чистит перышки дикий гусь.
Той, кого полюбил, все сказать берусь.
Если песню «Гакку» я вам пропою,
Поневоле запомнится наизусть.
Быстрокрылая уточка над водой,
Без оглядки помчался я за тобой,
Но теперь, повторяя напев Гакку,
Недоступным останусь, храня покой.
Я ни слова из песни не утаю,
С ней объеду я всю страну мою.
Словно гусь, летящий с юга домой,
Прокричу эту песню в родном краю...».

О загадочной Гакку знали тогда только Ыбырай и Какима. По рассказам современников, Ыбыраю тогда было лет двадцать, а Какиме - семнадцать. В песне автор сравнивает свою любимую с величаво плывущей по голубому озеру белой лебедью и чистящим на воде перышки диким гусем. Песня «Гакку», по словам знатоков, является вершиной песенного творчества Ыбырая.

Во время другой поездки Ыбырая по аулам родилась лирическая песня «Алтыбасар», посвященная красавице Алтынай, которая полюбила певца, но вынуждена по воле родителей выйти замуж за другого. Поэтому в словах «Алтыбасара» Ыбырая есть печаль, тоска, сожаление.
«Любовь моя, расстались мы навсегда,
Как дальше жить? Забудь где и когда?
Шесть кратких лет, что были нам суждены,
Отравят жизнь тебе и мне на года.
Бывало, гнал в аул к тебе я коня.
Жить не могли мы друг без друга ни дня.
Ждал Ақсандьқ, копытом в землю стуча,
Когда к нему ты подводила меня.
Юнец, птенцом я улетал к дорогой
За много верст, борясь с дождем и пургой,
Да только зря: другой заплатит калым,
Владеть за скот любимой будет другой».
Из песни ясно видно, в каком тяжелом, подавленном состоянии находился Ыбырай, когда сочинил эту песню.
К этому периоду творчества Ыбырая относится песня «Қарақат көз» («Глаза смородины»). «Қарақат көз» - песня о любви, о красивой черноглазой девушке, о молодости. Песня очень длинная. Вот ее начало:
«Тебе - с глазами черной смородины-
Хочу сказать я слова любви.
Ты моя радость и горе, вроде,
И снова радость - глаза твои.
Глаза - смородины, а руки - белые,
Нежнее вешнего ветерка.
Меня вдруг делает совсем несмелым,
К тебе примчавшись издалека.
С глазами черными и шеей нежною,
Ты с кем сравнишься, любовь моя?
Пусть усмехаются невежды.
Но притязанья свои таят...
Каким же неводом тебя мне выловить
Из сказки, выдуманной не мной.
Но верю, верю, что станешь, милая,
Моей хозяйкой молодой...».

Есть у Ыбырая песня «Макпал». Из нее явствует, что с красавицей Макпал певцу не удалось соединиться:
«Я не долго в Данежине пировал,
Я о горе своей милой горевал.
Нет покоя мне теперь ни днем, ни ночью,
О любви нашей думаю, Макпал!».

К этому творческому периоду относятся и такие создания певца, как «Жиырма бес» («Двадцать пять»), «Желдірме», «Юдігай», «Қаракөз» («Черноглазая»), «Қараторгай» («Жаворонок»). Вот куплет из популярной песни Ыбырая «Қараторғай»:
«Из лужицы не поят лошадей,
Никто из жести не кует ножей,
Но жаворонок каменное сердце
Смягчить сумеет песенкой своей!».

Ыбырай был беден. Он не мог выплатить калым за невесту. Лет двадцати пяти он женился на девушке Жамал. Женился тайком, без согласия родителей девушки. Об этом событии поется в его песне «Сүйгенім» («Моя любимая»):
«Калыма не хранил, карман пустой,
Но нынче доберемся мы домой.
В ту ночь жених ее приехал,
В ту ночь бежала девушка со мной!».
Со своей похищенной женой Ыбырай отправился не в свой аул, а в аул Ырсай и два года скрывался там у своих знакомых атыгайцев - Аю, Жакыта, Дамшигула, Мушке.
В 1920-х годах, в возрасте шестидесяти лет, Ыбырай написал новую песню «Калдырган» («Наследие»), которую посвятил своему любимому ученику - певцу Сурагану:
«Вот и шестьдесят прожил я,
Сердце от людей не тая,
Песню эту, друг Сураган,
Сохранит пусть память твоя.
Смолоду цветущим я был,
Соловья искусством затмил.
Ездили за мной господа,
Чтобы я их слух усладил.
Сердцем щедрым множество слов
Людям я тогда подарил.
Августовским ливнем из туч
Слов поток тот падал могуч.
Да и до сих пор душу мне
Старости недуг не затмил:
Я, как видишь, и в шестьдесят
Песню «Қалдырган» сочинил».

И в пожилом возрасте не угасал вдохновленный дар Ыбырая. Народ ждал от него новых песен. Это радовало певца, наполняло его гордостью за свое искусство. Одна из песен позднего периода его творчества названа им «Құрама» («Сборный»):
«Эту песню свою «Кұрама»
Я когда постарел, сложил.
Для того, чтобы песни петь,
У меня еще хватит сил.
А о песне просит народ,
Не считают меня стариком.
Иноходец быстро идет,
Подгоняемый седоком.
Я домбры своей не забыл -
Погоди еще, погоди! -
Буду петь, пока хватит сил
И дыхание есть в груди!».

До последних дней своей жизни Ыбырай сочинял свои песни. Песни Ыбырая широко известны в настоящее время, его «Гакку» стала главной арией Жибек в опере «Қыз Жібек». Другая его песня «Арарай» вошла как главная ария в оперу «Ер Таргын».
Сегодня песни Ыбырая Сандыбаева поют во всех городах и аулах независимой Республики Казахстан. Их будут петь и последующие поколения, ибо они всегда актуальны.


Кайролла МУКАНОВ, краевед,
член Союза журналистов Казахстана



Муканов К. Песни Ыбырая // Проспект СК. – 2010. – 15 октября. – С.9

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий