Макарова Т. Триумф петропавловского казахского хора в Москве // Мой город. - 2003. - № 2. - С. 8-9.

28 августа 2012 - Садыкова А.

ТРИУМФ ПЕТРОПАВЛОВСКОГО КАЗАХСКОГО
ХОРА В МОСКВЕ

20 ноября 1928 года местная газета "Смычка" поместила информацию, которая сразу же оказалась в центре внимания горожан. На первой полосе номера крупным шрифтом было напечатано сообщение о том, что по приглашению представительства Казахской АССР (до 1936 года Казахстан являлся автономной республикой) в Москву для выступления с концертом перед делегатами сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета выезжает хор Петропавловского казахского педагогического техникума. Петропавловским студентам оказывалась честь впервые представлять национальное хоровое искусство Казахстана за пределами республики.
Между тем газетная публикация помимо законного чувства гордости петропавловцев вызывала и некоторое недоумение. Получилось так, что хор приглашали свои же соотечественники и вся акция носила, как бы частный характер.
Однако обратимся к предыстории знаменитого события.

 

Казахский педагогический техникум был открыт в нашем городе в 1922 году и тогда же началась работа по созданию национального хора - по решению республиканского правительства в казахских учебных заведениях хоровое пение вводилось в обязательном порядке. Весной следующего, 1923 года, состоялись его первые, пока еще робкие выступления. Популярность хора быстро росла. Ко времени московской поездки трудно было найти человека не только в Петропавловске, но и в аулах и селах округа, который бы не восхищался или хотя бы не слышал об этом коллективе. Своему успеху хор был обязан музыкальному руководителю, учителю пения Ивану Васильевичу Коцыку. К сожалению, мы располагаем об этом неординарном человеке довольно скудными сведениями. Известно, что он родился в Варшаве в 1891 году, там же закончил духовную семинарию, а затем поступил в консерваторию на отделение теории сочинения музыкальных произведений. Однако со второго курса был отчислен. Что послужило причиной - неизвестно. Возможно, Коцык был призван в армию в период Первой мировой войны. Кстати, в эти годы в Петропавловске находился 33-й запасной пехотный полк, в котором числились бывшие польские студенты.
В 1922 году, когда Иван Васильевич поступил на работу в казахский педтехникум, он уже был семейным человеком, отцом двоих детей.
Работа с народными казахскими мелодиями целиком захватила одаренного музыканта, открыв перед ним исключительную творческую перспективу. Коцык первые в республике создал многоголосный национальный хор, который пел по нотам. Причем значительную часть репертуара составляли песни, записанные им самим во время специальных экспедиций. К 1928 году таких мелодий насчитывалось более пятидесяти.
Хоровой коллектив под руководством Коцыка вел активную концертную деятельность, однако о московских подмостках не осмеливался и мечтать. Другое дело - экскурсия в Москву. К ней начали готовиться еще в 1 926 году. Собственно вся подготовка сводилась к накоплению денег на проезд и приобретение туристических путевок. К началу 1927 года в общей кассе хора было уже 5ОО рублей (одна путевка стоила 60 рублей). Большую часть этой суммы составляла плата за выступления по местному радио. Но тогда поездка не состоялась: долгожданную экскурсию пришлось уступить первым выпускникам техникума.
Наступило лето 1928 года. Когда все уже было готово к отъезду, неожиданно директор техникума Абланов пригласил коллектив для беседы и сообщил потрясающую новость: студенты (4О человек) поедут в Москву не просто как туристы, но, прежде всего как исполнители народных песен. Время выезда будет специально согласовано с казахским представительством при ВЦИК.
Следует уточнить, что за словами "казахское представительство" стоял один конкретный человек. Это был выдающийся государственный деятель Абульхаир Искакович Досов. С 1927-го по 1 930-ый годы Досов являлся членом президиума и постоянным представителем Казахской АССР при ВЦИК. Это он, отметая мнения скептиков, пригласил петропавловский хор в Москву, будучи убежденным, в том, что студенты техникума достойно могут представить национальное хоровое искусство Казахстана. Чтобы понять насколько серьезным и важным лично для Досова было принятое им решение, отмечу, что накануне в Москве прошли, к сожалению, без ожидаемого успеха гастроли казахского драматического театра. Смириться с такой ситуацией Досов не мог. Тогда-то у него и возник план своеобразного реванша, и туристическая поездка петропавловского хора оказалась весьма кстати. Сделав выбор, всю организационную работу Досов взял на себя. В частности, он позаботился о льготном проезде по железной дороге для студентов, вместе с московским бюро "Советский турист" составил план экскурсий с таким расчетом, чтобы посещение Кремля совпало с датой отчетного доклада представительства Казахстана на сессии ВЦИК. По предписанию Досова хоровой коллектив должен был взять с собой в поездку не только национальные костюмы и музыкальные инструменты, но и предметы казахского быта: столик, кошму ковры, посуду и т. д. В имитированной юрте планировалось угощать гостей национальными кушаниями.
Легко представить какой ажиотаж царил в техникуме накануне отъезда. 20 ноября, в этот самый день, когда в местной газете появилась первая информация о поездке хора в Москву, состоялся последний перед дорогой показательный концерт. В переполненном актовом зале Казахского педагогического техникума (здание бывшего Романовского училища) присутствовали представители общественных организаций и предприятий города, руководители Петропавловска и округа, преподаватели и студенты. После концерта, горячо встреченного зрителями, на сцену стали подниматься гости с напутствующими пожеланиями. Прощальный вечер завершился ответным словом директора Абланова, который, кстати, по указанию Досова должен был вместе с Коцыком сопровождать хор в поездке.

 

27 ноября петропавловцы прибыли в Москву. На следующий день, как и было, намечено по плану, они в качестве туристов посетили Кремль. И здесь неожиданная новость повергла всех в уныние. Оказалось, что день Казахстана на сессии ВЦИК прошел 26 ноября. Как потом выяснилось досадная оплошность произошла по вине почтовых работников, задержавших телеграмму. К счастью, на выручку хору поспешил посвященный в замысел Досова зам. председателя совнаркома РСФСР Андрей Матвеевич Лежава. Он "случайно" встретил североказахстанских туристов и пригласил их выступить с небольшим концертом в Андреевском зале во время перерыва между заседаниями сессии ВЦИК.
"Для Москвы казахский хор стал новостью, - вспоминал потом Абланов. - Его слушали с необычайным вниманием и шумным одобрением. Особый успех выпал на песни: "Бипл", "Елимай", "Ара-рай"..."
Выступление хора в Кремле явилось началом его московских гастролей, прошедших с грандиозным успехом. Став знаменитым буквально на следующее утро, хоровой коллектив пел в клубах фабрики "Красная роза", РККА, Московского военного гарнизона, Комсомола Москвы, в МГУ, перед землячеством казахских студентов и студентами узбекского рабфака, в Центральном Доме Красной Армии и Флота и т. д. Кроме концертов и насыщенной экскурсионной программы, состоялись съемки и записи хора на киностудии документальных фильмов и радиостанции имени Коминтерна.
Сам нарком просвещения А.В. Луначарский пожелал встретиться с популярным коллективом.
В этом ярком калейдоскопе московских событий, пожалуй, самым памятным для наших земляков стал вечер в Государственной Академии художественных наук. В зале присутствовали ученые, известные представители творческой интеллигенции, видные государственные деятели. Среди них - А. И. Досов, член президиума ЦИК СССР Т. Рыскулов, А. В. Луначарский, Н. К. Крупская, А. М. Лежава и другие.
По традиции в начале вечера был зачитан доклад, посвященный Казахской республике. Концертную программу открыл народный артист Казахстана, композитор А. В. Затаевич, специально вызванный Досовым из Кызыл-Орды. Затаевич исполнил на пианино несколько национальных мелодий, а затем на сцену поднялся хор. Зал живо и бурно реагировал на каждую из десяти исполненных песен и долго не хотел отпускать молодых певцов.
Одним из документальных подтверждений триумфального успеха хора может служить благодарственное письмо Академии, направленное в Петропавловск. Письмо было опубликовано в газете "Смычка" за 13 апреля 1929 года.
Вот его текст:
"Комитет по изучению искусства народов СССР Государственной Академии художественных наук настоящим выражает свою глубокую благодарность хору Казахского педагогического техникума, выступавшего в Академии под управлением преподавателя И. В. Коцыка. Комитет отмечает большую ценность работы хора, выразившуюся в хорошо звучавших образцах народной казахской песни, а также в интересном опыте тов. Коцыка в деле переложения многоголосие казахских народных мотивов.
Президент Государственной Академии художественных наук П. С. Коган.
Ученый секретарь О. А. Самарин.
Москва, 29 марта 1929 г."
Блестящий успех петропавловского хора впоследствии получил отражение в литературе по истории казахской музыкальной культуры. Однако, начиная с конца тридцатых годов прошлого столетия, эта информация публиковалась в искаженном и урезанном виде. В ней, например, тщательно вычеркивалась роль Досова. Замечательный патриот своей родины стал жертвой сталинских репрессий. В 1938 году он был приговорен к расстрелу. Такая же участь постигла других участников и свидетелей знаменательного события - Т. Рыскулова и А. М. Лежаву.
Московские гастроли хора Казахского педтехникума принесли широкую известность его руководителю. Вскоре Коцык был приглашен в Алматы и летом 1929 года вместе с семьей покинул Петропавловск.
Через несколько лет, в январе 1934 года, его имя появилось на афише столичного музыкального спектакля, поставленного по пьесе М. Ауэзова "Айман-Шолпан". В постановке использовались казахские народные мелодии, переложенные Коцыком для симфонического оркестра. Спектакль стал событием в музыкальной жизни республики. Только за один театральный сезон при полном аншлаге он был показан 102 раза. Восходящая тогда звезда оперной сцены Куляш Байсеитова за исполнение роли Айман в том же 1 934 году получила звание заслуженной артистки республики. Музыкальная студия, осуществившая постановку, вскоре после премьеры была преобразована в Казахский музыкальный театр, ставший впоследствии Государственным театром оперы и балета имени Абая.
В июне 1934 года вышел новый музыкальный спектакль с участием Коцыка - пьеса Б. Майлина "Шуга". Она также имела огромный успех, однако неожиданно стала его последней композиторской и дирижерской работой в театре. Уехав из Алматы, Коцык в течение двух лет работал в Киргизском музыкально-драматическом театре имени М. В. Фрунзе. Дальнейший его жизненный и творческий путь неизвестен. Но каким он ни был, невольно приходишь к мысли о том, что звездный час судьба уготовила талантливому музыканту все-таки в нашем городе. Эту мысль подтверждает сохранившийся архивный документ: последний годовой отчет учителя пения И. В. Коцыка, составленный в мае 1929 года. За строками текста, написанного на тетрадных листках аккуратным мелким почерком, встает достигший вершины творчества, гордый и счастливый человек: "...За истекший год, крепко спаянный, четко сознающий свое значение, казахский хор сделал 40 выступлений, завоевав себе первенствующее значение не только в городе, но и далеко за его пределами...
Экскурсия казахского хора в Москву, где он выступал с исключительным успехом, поставила его на высоту, которой вряд ли удавалось и удастся в будущем достигнуть хором педтехникумов нашего Союза. О чем неоднократно отмечалось в газетах Москвы и Казахстана.
Учащиеся заметно выросли в познаниях музыки и пения. Их уже не удовлетворяет прежнее исполнение песен ибо они вкусили прелесть многоголосия, впервые введенного в нашем техникуме. А это факт исторический, имеющий значение для всего Казахстана. Факт, обогащающий мировую музыкальную сокровищницу…".

Тамара МАКАРОВА, краевед

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий