Макарова Т. Фотографии из семейного альбома: [об участнике Великой Отечественной войны, петропавловском фотохудожнике Николае Дмитриевиче Барашкове] // Мой город. - 2004. - №3. - С. 14-16

28 августа 2012 - Садыкова А.

ФОТОГРАФИИ ИЗ СЕМЕЙНОГО АЛЬБОМА

Автор этих фотографий - наш земляк Николай Дмитриевич Барашков (1926-2003 гг.). Он относился к людям того поколения, чьи судьбы решались на фронтах Великой Отечественной войны. В январе 1944 года мальчишки-десятиклассники петропавловской средней школы №1 им. Ленина были срочно вызваны в военкомат, где им вручили повестки. В числе призывников был и 17-летний Коля Барашков - тихий, очень скромный паренёк, серьёзно увлекавшийся физикой и астрономией. В те же январские дни ребят ожидали ускоренная военная подготовка, досрочная выдача аттестатов зрелости и напутственные слова педагогов в притихшем классе. Уже в феврале рядовой артиллерийского полка Николай Барашков участвовал в боях на территории Литвы.

О мужестве и достоинстве, с которыми вчерашний школьник нес тяготы войны, о его боевом духе, пожалуй, лучше всего свиде­тельствует принятое на фронте решение стать кадровым военным. Ему повезло: в декабре того же сорок четвертого вышел приказ Верховного Главнокомандующего, согласно которому юные бойцы Советской Армии, пожелавшие получить военную специальность, в месячный срок зачислялись в военные училища страны. Николай выбрал Рязанское артиллерийское училище. Примечательно, что у курсантов этого училища была важная привилегия: принимать участие в военных парадах на Красной площади в Москве.

В 1947 году, успешно завершив учебу, лейтенант Барашков прибыл к месту своего назначения, в город Порт-Артур (Люйшунь). В те годы по условию советско-китайского договора здесь располагалась военно-морская база СССР. И тут случилось непредвиденное: жаркий, влажный климат незамер­зающего морского порта у южного берега Ляодунского полуострова стал тяжелым испытанием для большинства военнослужащих. Но, возможно, существовали и другие причины резкого ухудшения их здоровья, так как слишком уж велики были людские потери. Это положение не могло не сказаться на настроении солдат и офицеров. 24 июля 1948 года Николай записал в своем дневнике: "Вчера был траурный день: хоронили начальника гарнизона. Жалко человека! Ему было всего 40 лет. В Белоруссии остались трое детей и жена. Да, растет в Порт-Артуре "жилище мертвых"... Много здесь лежит нашего брата. Да и остальных ожидает та же участь: схоронят в чужой земле, вдали от Родины, от всего того, что было тебе мило..."

В ноябре 1949 года лейтенант Барашков впервые за время службы оказался на боль­ничной койке. Врачи госпиталя установили диагноз: двусторонний эксудативный плеврит. С этого времени болезнь, не поддаваясь лечению, постоянно прогрессировала. Потянулись серые, полные мрачных предчувствий дни. Единственным его утешителем оставался дневник, который он начал вести ещё в Рязани. С дневником Николай делился воспо­минаниями о самом светлом, что было в его жизни. Так, вспоминая свой приезд домой на побывку в 1947 году, он пишет: "Это был самый лучший день в моей жизни! Первый раз я получил отпуск и ехал из Рязани в Петропавловск. Уже от Кургана не мог оторваться от окна. Сердце билось, как птичка в клетке. Казалось, поезд еле-еле ползёт. Но вот под колёсами вагона прогромыхал железнодорожный мост через Ишим. Я уже отчётливо вижу в лучах заходящего солнца водонапорную башню, городской сад, дома родного города. Начались пригородные постройки. Вот вытяжка. Вот татарское кладбище, заросшее тополями и кустарником. Наконец, за поворотом показалась станция. Путь закончен! Беру свой чемоданчик, баул и направляюсь в транзитный зал. Там оправил на себе шинель, надел сверху ремни, заправился по всем правилам и гордо зашагал по городу..."

Осенью 1950 года состояние здоровья Барашкова резко осложнилось тяжелой формой туберкулеза. В ноябре специальная комиссия вынесла решение о его непригодности к военной службе. Впереди его ждало самое страшное: вернуться домой беспо­мощным инвалидом. В минуты отчаяния он пишет в дневнике: "Я уже не человек! Ничто не радует меня. Как это ужасно -жить бесцельно и бесполезно! Еду домой, чтобы стать лишним грузом отцу на плечи. Ну что ж! Чему быть - того не миновать. Есть такая поговорка у пессимистов и покорных судьбе людей".

В самые тяжелые дни своей жизни, в декабре пятидесятого года, уже находясь в Петропавловске, он заносит в дневник полные безысходности слова: "Жизнь кончена! Пытаясь что-то изменить в ней, я лишь оттягиваю развязку. Она всё ближе и ближе. Она неизбежна..."

Однако, к счастью, трагедия не произошла. Победила молодость, случилось то, что и должно было случиться: пришла любовь. Это была 17-летняя Верочка Скрябина, которая через год стала женой Николая, стойким и преданным другом до конца его жизни. Впоследствии он не раз скажет ей: "Ты спасла меня!"

Тогда же, после возвращения в Петропавловск, он впервые взял в руки фотоаппарат. Занятие фотографией оказалось для него больше, чем увлечением. Скорее, оно сыграло роль спасательного круга, который позволял по-новому взгля­нуть на мир, дарил радость жизни. Объектами для съемок, кроме близких Николаю людей, становились дома, улицы, уголки и окрестности родного города, природа края. Так появились фотографии, запечатлевшие Петропавловск полувековой дав­ности. Они уникальны и представляют историческую ценность. В середине прошлого столетия наш город во многом ещё сохранял свой первозданный вид, который впоследствии, в результате интенсивного строительства, был утерян. Не удивительно, что сегодня этими фотографиями заинтересовался областной историко-краеведческий музей.

До конца своих дней Барашков оставался инвалидом Советской Армии, однако в его жизни наступил период, когда он смог приступить к полноценному труду. Более 20 лет Николай Дмитриевич проработал мастером связи на Петропавловской городской телеграфно-телефонной станции. Как и прежде, его главным увлечением оставалась фотография. Только теперь у него была основательная, отвечающая новейшим требованиям фотолаборатория и целая коллекция фотоаппаратов, приобретённых за несколько десятилетий: "Смена", "Комсомолец", "Зоркий", "Вега", "Чайка-2", "Мир", "Практика". Уже на пенсии он перешёл от фотографии к цветным слайдам. Всё наследие петропавловского фотолюбителя составляет 20 увесистых альбомов, не считая слайдов.

Читателям журнала представлены фотоснимки и слайды Н.Д. Барашкова из коллекции 50-60-х годов.
Тамара МАКАРОВА, краевед


Макарова Т. Фотографии из семейного альбома // Мой город. – 2004. - №3. – С.14 – 16. 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий