Макарова Т. Автор первой книги о Петропавловске: [к 100-летию со дня рождения историка и краеведа А. И. Семёнова] // Мой город. - 2005. - №4. - С. 24-25.

31 мая 2012 - Садыкова А.

АВТОР ПЕРВОЙ КНИГИ О ПЕТРОПАВЛОВСКЕ

Среди краеведческих работ по истории нашего города особое место занимает книга Александра Игнатьевича Семёнова «Город Петропавловск за 200 лет» (1752-1952 гг.) Написанная более полувека тому назад, она и сегодня имеет бесспорное преимущество перед всей изданной краеведческой литературой. Достаточно отметить, что исторический очерк объемом в 210 страниц создавался на базе документов Северо-Казахстанского областного архива ещё до передачи его ценнейших фондов, таких как "Сибирское Таможенное Управление", "Петропавловская городская ратуша", "Петропавловская городская управа", "Городское полицейское управление", метрические книги мечетей и церквей, в том числе самой первой крепостной деревянной церкви и многие другие материалы, в Центральный архив республики. Как известно, после Великой Отечественной войны, когда государственные архивы находились ещё в ведении НКВД, повсеместно в республике документы досоветского периода были переданы в Алма-Ату и сегодня наш областной архив начинается лишь с октябрьских событий 1919 года, с освобождения Петропавловска от колчаковских войск.

Кроме местного архива, Семёнов вёл многолетнюю скрупулезную работу по выявлению петропавловских документов в архиве города Омска - бывшего административного центра области, в которую на протяжении десятилетий, до апреля 1921 года, Петропавловск входил в качестве уездного города.

Уникальность летописи Семенова заключается также в том, что начинается она с древнейших времен, с описания племен и народов, населявших североказахстанскую землю задолго до строительства Петропавловской крепости. Книга написана хорошим литературным языком, и несмотря на обилие архивных документов читается легко. Кроме того, она служит своеобразной энциклопедией по истории досоветского, старого Петропавловска. Однако при всех достоинствах есть у книги и существенный "недостаток": до сих пор она не издана в печати и доступна лишь сотрудникам областного краеведческого музея, да ещё узкому кругу исследователей прошлого.

Не берусь объяснять причины незавидной судьбы книги, тем более, что есть другой, не менее важный повод обратиться к памяти её автора: в этом году, 7 сентября исполнилось 100 лет со дня его рождения (Семенов умер в 1974 году].

Александр Игнатьевич Семёнов, выпускник Ленинградского университета, ученик выдающегося историка Е.В. Тарле, бывший старший научный сотрудник историко-археографического института Академии наук СССР, приехал в Петропавловск в июле 1939 года. К месту отбывания ссылки. Накануне, в марте 1 938 года, в Москве прошел очередной громкий политический процесс по обвинению в контрреволюционной деятельности Н.И. Бухарина и членов так называемого "право-троцкистского блока". Процесс вызвал волну репрессий в Академии наук СССР, т.к. Бухарин является её действительным членом, в обязанности которого входил, в частности, контроль за составлением учебников по истории СССР.

В это время открытый в нашем городе в 1937 году Учительский институт ещё не был полностью укомплектован преподавателями с высшим образованием, и часть дисциплин, в том числе и на кафедре истории, читалась специалистами с дипломом педагогического техникума. Неудивительно, что Семёнов без проволочек уже 1 августа вступил в должность заведующего кафедрой истории Учительского института. Преподавал Александр Игнатьевич историю СССР.

Очень скоро молодой ученый открыл для себя необъятное поле для научно-исследовательских изысканий. Его, например, удивило, что Петропавловск, приближаясь к своему 200-летию, не имеет ни одной основательной работы по истории города. Действительно, все, что относилось к биографии Петропавловска, составляло тогда две тоненьких книжечки, в которых довольно скупо и выборочно освеща­лось прошлое города. Это "Краткий исторический очерк г. Петропавловска" Л.А. Кузнецова (1913 г.) и "Справочник по Петропавловску" (1925г.).

Прошло чуть больше года после приезда Семёнова, когда на страницах местной газеты появились его статьи, сразу привлекшие вни­мание горожан. Впервые читатели знакомились с неведомыми ранее именами и событиями, с живыми картинами из истории Петропав­ловска. Вот некоторые заголовки его статей: "Как строилась Петропавловская крепость", "Военный быт крепости", "Меновая торговля", "Гражданский быт Петропавловска".

Александр Игнатьевич задумал опубликовать целый цикл статей о городе, используя новые архивные материалы, но завершить эту работу, к сожалению, не успел: началась Великая Отечественная война. Война резко ухудшила положение института. Он лишился своего довольно комфортабельного здания, которое было передано военному заводу. С тех пор институт не менее двух раз в год "кочевал" из одного приспособленного помещения в другое. В жалком состоянии находились его общежития. Так, зимой 1942 года директор института привел такой факт в своей докладной записке: в одном из общежитий щель в стене достигла таких размеров, что через неё может пройти человек в полный рост. Значительно увели­чилась часовая нагрузка на преподавателей в связи с призывом на фронт их коллег. Причём большая часть специалистов, в том числе и Семёнов, не имели своих квартир и снимали комнаты или ютились в углу у хозяев.

Трудности военного времени, конечно, усложнили, но не остановили краеведческих поисков Александр Игнатьевича. И не только по истории Петропав­ловска. Дело в том, что Семёнов по специальности был историком-археологом. Ещё до приезда в Петропавловск он участвовал во многих археологических экспедициях и ему принадлежал ряд публикаций в научных изданиях по археологии. Надо отметить, что в то время археологическая наука в Казахстане находилась ещё в начальной стадии развития. Что же касалось Северного Казахстана, то по этому поводу высказывались самые скептические мнения о возможных каких-либо результатах археологических раскопок. Семёнов первый опроверг такую точку зрения. Уже в начале 1940 года он опубликовал статью в местной газете о его первых археологических раскопках, в результате которых были обнаружены вещи бронзового века, пролежавшие в земле 3000-3500 лет. В этой же статье Семенов использовал сведения о раскопках в 1928 году в Кокчетавском районе, когда были найдены золотые предметы быта, относящиеся к V веку н.э. Вот что писал директор института в июле 1941 года о достижениях Семёнова в области археологии в Казнаркомпрос: "Тов. Семёнов продолжает составлять первую в области археологическую карту, нанесено уже 20 новых обозначений (всего - 6О]. Это очень важная работа. Как известно, профессор Вяткин писал в декабре 1940 года в "Казахстанской правде", что в стороне от влияния передовых культур древности, возможно, стояли лишь племена Северного Казахстана, о жизни которых в то далекое время исторической науке пока ничего не известно. Когда тов. Семёнов поместил весной 1941 года в местной газете статью об археологических работах в Северном Казахстане, то этой статьёй заинтересовался член-корреспондент Академии наук СССР профессор Шестаков, приславший о ней специальный запрос в редакцию. Разрешение археологических проблем Северного Казахстана могло бы пролить свет на выяснение действительного происхождения отдельных западно-европейских народов, в том числе германцев и венгров. Изучение археологических находок позволило бы разоблачить фашистскую фальсификацию происхождения германцев..." Можно только удивляться работоспособностью и неистощимой энергией ученого, который помимо древней истории края и истории Петропавловска одновременно вел иссле­довательскую работу, одобренную специальным приказом Казнаркомпроса, по теме: "Продвижение царизма в Северный Казахстан во второй половине XVIII века". Для Александра Игнатьевича эта работа имела особое значение: он избрал её на соискание ученой степени кандидата наук. Защита диссертации должна состояться в Свердловском педагогическом институте в августе 1943 года.

Но планам ученого не суждено было сбыться. Время, отведенное на защиту, обернулось для него жизненной катастрофой. Накануне отъезда в Свердловск директор института Л.В. Побелянская неожиданно обязала Семенова решить непростой хозяйственный вопрос по снабжению института углем. Такое странное поручение было первым за пять лет его преподавательской деятельности. В самом мрачном настроении Семёнов отправился в путь, прямо противоположный ранее намеченному: в Карагандинскую область. Тогда он не знал ещё, что главный "сюрприз" его ждал впереди: уголь, о котором хлопотал Александр Игнатьевич, не поступил в намеченный срок. Немедленно по суровым законам военного времени Семёнов был арестован и обвинён в умышленном вредительстве советскому режиму. Суд был скорым и категоричным. После вынесения приговора ошеломленный, убитый горем Семёнов лишь успел крикнуть судье: "Знайте, каким судом вы судили меня, таким же судом, придёт время, будут судить и вас!"

Его отправили в КарЛаг, откуда он стал посылать отчаянные письма с просьбой пересмотреть его дело. Кое-какое действие жалобы Семёнова все же возымели: через полгода ему сократили срок до пяти лет и перевели в Кокчетавскую тюрьму общего режима.

Он вышел на свободу весной 1949 года и был доставлен в Петропавловск. Холодно и отчужденно встретил его город. Бывшие коллеги демонстративно обходили его стороной. Единственный человек, который подал ему руку помощи, был директор областного краеведческого музея Константин Сергеевич Ушков. Они не были знакомы (с 1941 по 1946 гг. Ушков находился на фронте), но Константин Сергеевич хорошо знал имя ученого: на протяжении всей своей деятельности в Учительском институте Семёнов входил в Ученый совет музея и оказывал ему практическую помощь.

Александр Игнатьевич был принят на должность ведущего специалиста музея. Истосковавшись по любимому делу, Семёнов с головой ушел в работу, значительная часть которой являлась продолжением его прежних изысканий. За короткий срок появился первый список археологических и исторических памятников, к которому прилагалась специальная карта. Теперь, когда было известно местонахождение памятников и имелось их описание, Александр Игнатьевич загорелся идеей составить туристические маршруты, в первую очередь для школьников. Ушков горячо поддержал эту мысль, но осуществить задуманное Семёнову не удалось: городской отдел культуры потребовал уволить "неблагонадежного" сотрудника. Как известно, в этот период на фоне громовых раскатов политических "разоблачений", продолжала нарастать в стране истерия по поводу "затаившихся врагов". Ушков перед своим руковод­ством мужественно отстаивал Семёнова, но ситуацию разрешил сам Александр Игнатьевич: он подал заявление об увольнении. С этого времени для Семёнова наступили, пожалуй, самые тяжелые дни в его жизни. Он оказался на положении бомжа, без работы, без угла, без денег. Жил на случайные заработки. Спал где придется, благо, что стояли летние, тёплые дни. Однако лето 1949 года стало для него не только временем тягостных испытаний, но и началом иной, светлой, умиротворённой жизни. Однажды, в поисках недорогого жилья, он постучал в окно дома, который, как потом узнал позже, принадлежал заводу им. Кирова. Ему открыла дверь молодая женщина. Это была рабочая завода Анна Васильева. Выслушав сбивчивую речь Семёнова, она своим чутким мудрым сердцем поняла весь ужас его положения и согласилась уступить комнату за мизерную плату. В этом доме по улице Исмаилова Александр Игнатьевич обрел не только покой и домашний уют, но вскоре и семью. Анна была вдовой и жила вдвоём с малолетней дочерью. В конце августа при содействии К.С. Ушкова решился вопрос и с трудоустройством. Семёнов был принят на должность заведующего кабинетом истории недавно открытого в Петропавловске областного Института усовершенствования учителей. Любопытно отметить, что в отчете за 1949 год директор института В.В. Калинин весь раздел по научно-исследовательской работе посвятил деятельности Семёнова. Из этого документа мы узнаём, что Семёнов установил связь о сектором методики истории Института методов обучения Академии педагогических наук РСФСР и в настоящее время является его корреспондентом, что по согласованию с сектором данного института им разрабатывается ряд тем по методике преподавания истории, главная из которых - "Преподавание истории местного края в курсе истории СССР", что с этой целью начата работа над историческим очерком о Петропавловске, который будет написан в популярной форме, применительно к школьному преподаванию, что приложением к этой книге будет карта археологических и исторических памятников, над которой Семёнов продолжает работать.

Я привела только небольшую часть данного отчета, в котором больше всего поражает то, что Семёнов успел за четыре месяца отчетного года не только неоднократно съездить в научную командировку, в частности, в Омский архив, но и принять участие в Омской археологической экспедиции Академии наук СССР под руко­водством профессора В.Н. Чернецова. Сообщая об итогах этой экспедиции, директор института с гордостью писал о достижении заведующего кабинетом истории: "...Семёнову удалось установить наличие палеолита в Северном Казахстане. Это открытие имеет боль­шое научное значение, т.к. палеолит на территории всего Казахстана, а также Западной Сибири до сего времени не был найден".

Многие направления в работе Семёнова начинались со слова "впервые". Впервые на уроках истории были введены часы краеведения, впервые создавались школьные археологические кружки, участники которых под руководством Семёнова проводили раскопки в летние каникулы, при этом официальный отчет о результатах раскопок направлялся в сектор археологии Академии наук Казахстана. По инициативе Семёнова впервые в Петропавловске была открыта областная детская экскурсионная станция, кроме этого каждая школа получила размноженное на ротаторе методическое пособие "Маршруты туристских походов и экскурсий по Северо-Казахстанской области".

Между тем приближался 200-летний юбилей нашего города. Накануне была создана специальная комиссия, на которую возлагались подготовка и проведение праздника. Комиссия приняла решение опубликовать к юбилею города завершенный исторический очерк Семенова "Петропавловск за 2ОО лет". Все хлопоты по "пробиванию" книги в печать взял на себя инициатор организации юбилея К.С. Ушков. Надо отдать должное терпению и настойчивости Константина Сергеевича, который на протяжении ряда лет вёл переписку по этому поводу с Республиканским государственным издательством, с Академией наук Казахстана, с Центральным музеем Республики. И всё безрезультатно. Правда, однажды блеснул лучик надежды: летом 1953 года Семёнова вызвали в Алма-Ату по корректировке текста его книги. Александр Игнатьевич был готов идти на уступки и многим пожертвовать ради того, чтобы его очерк стал доступен любому учителю Северного Казахстана. Больше того: дальнейшая его работа без публикации книги во многом теряла смысл. Неудивительно, что когда в 1955 году ему разрешили выезд из Петропавловска, он не стал раздумывать. Летом этого года вместе с семьёй (женой Анной и приёмной дочерью] Семёнов уехал в свой родной Новгород, где жили его отец, сестра и племянники. В Новгороде Александр Игнатьевич работал в одном из краеведческих музеев, вел научную работу, опубликовал немало книг, брошюр, буклетов о своем городе. Часть своих трудов он подарил Ушкову, с которым постоянно поддерживал дружескую переписку. Каждый раз, получая весточку из Петропавловска, Семёнов надеялся узнать хорошую весть о своей книге, которой он отдал столько лет самоотверженного труда. Да так и не дождался...

Тамара МАКАРОВА, краевед


Макарова Т. Автор первой книги о Петропавловске (к 100 – летию со дня рождения историка и краеведа А. И. Семёнова) // Мой город. – 2005. - №4. – С.24 – 25. 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий