Макарова Т. Абдрахман Айтиев // Мой город. - 2006. - №2. - С. 28

31 мая 2012 - Садыкова А.

АБДРАХМАН АЙТИЕВ

( К 120 – ой годовщине со дня рождения)




Март 1921 года. На территории Петропавловского уезда ещё продолжается карательная операция против восставших крестьян. Это были завершающие дни опустошительной крестьянской войны, которая охватила уезд и привела к полной разрухе, голоду и эпидемиям.

В конце марта на 1-ом съезде местных коммун и артелей представитель продкомитета так охарактеризовал обстановку накануне сева: «Ввиду наступления банд, организационный аппарат весь поврежден... Большинство работников разогнаны, убиты и спущены в проруби. Мы не можем теперь сказать, в какую волость что требуется, какое количество семян там находится...». На пути к успешной посевной кампании возникло немало и других препятствий. Так, громившие повстанцев части Красной Армии нередко вступали в опустевшие деревни: боясь кары, сельчане покидали насиженные места и семьями уходили за пределы уезда.

Между тем, посевными работами было озабочено не только уездное руководство. С неменьшим напряжением за ними следили и из Москвы. Петропавловский уезд, также как и другие уезды Акмолинской области, относились к немногим районам голодающей тогда России, где был хлеб. Отсюда продовольственные маршруты направлялись в промышленные города страны. В августе 1920 года, едва закончив гражданскую войну, правительство России приняло решение о строительстве в срочном порядке железнодорожной линии Петропавловск-Кокчетав. Дорога должна была стать главной хлебной артерией Западной Сибири. В январе следующего, 1921 года, в ре­зультате ударных темпов работы завершилось строительство первого отрезка пути протяженностью 25 верст.

Теперь же крестьянская война прервала и хлебный поток в Россию, и строительство железной дороги. Конторы стройучастков, склады с продовольствием и строительными материалами были разграблены. Многие рабочие пропали без вести, другие погибли. Сложившаяся здесь ситуация требовала чрезвычайных и срочных мер, чтобы наверстать упущенное и вернуться к строительству. Впрочем, такие же меры требовались помимо борьбы с разрухой, голодом и эпидемиями, также и с повальным падежом скота от разбушевавшейся сибирской язвы, с небывалой преступностью, с нахлы­нувшим потоком беженцев, в том числе детей-сирот, которые устремились на Север Казахстана в поисках куска хлеба, и с многими другими проблемами.

Особо остановлюсь на одной из них, которая хотя и не была связана с экономикой края, тем не менее требовала также безотлагательного решения. Известно, что 26 августа 1920 года был подписан декрет ВЦИК и СНК РСФСР об образовании автономной Казахской республики. Тогда четыре уезда Акмолинской области (Атбасарский, Акмолинский, Кокчетавский и Петропавловский) временно оставались в ведении Сибревкома до окончательного решения Чрезвычайной полномочной комиссии КазЦИКпо приему данной территории. Две главные задачи стояли перед комиссией. Во-первых, подготовить условия для проведения управленческой реформы, в результате которой Петропавловск из уездного города должен был стать административным центром губернии. Во-вторых, установить границы этой губернии с Россией.

Крестьянская война намного усложнила работу комиссии. Петропавловский уезд и раньше остро нуждался в управленческих кадрах, теперь же, после гибели многих советских работников, административная реформа казалась неосуществимой. Не был решен и вопрос и с северо-восточной границей республики.

Вот что сообщал в Оренбург, бывшую столицу Казахстана, посетивший наш город председатель КазЦИК Сейтгали Мендешев: «Прибыв в Петропавловск 19 марта, мы остановились на два дня для ознакомления с состоянием петропавловских уездных учреждений и с положением этого уезда вообще. Из доклада председателя уездного ревкома тов. Барлебена и секретаря укомпарта тов. Смирнова, сообщений других ответственных работников установлено следующее. Советская работа в уезде совершенно расстроена. Наладившаяся было посевная кампания сорвана... Продовольственная работа сорвана вконец.

Работники, какие есть в Петропавловске, производят хорошее впечатление, но их очень мало. Их совершенно недостаточно не только для развертывания губернских аппаратов, но даже для правильной постановки работы в уездном масштабе. По всему видно, что без переброски работников из других губерний и областей Казахстана не обойтись».

Такая «переброска» кадров была завершена 26 апреля 1921 года, когда вышло постановление Чрезвычайной полномочной комиссии КазЦИК о приеме и организации Акмолинской губернии с административным центром в городе Петропавловске. Документ знакомил с личным составом Акмолгубревкома, о высоком авторитете которого свидетельствовали такие имена, как С. Шарипов, В. Барлебен, А. Асылбеков и другие. Председателем губревкома был назначен член КазЦИК, нарком внутренних дел республики Абдрахман Айтиев.

Как и большинство его коллег, Айтиев являлся активным участником гражданской войны, одним из ярких эпизодов которой была 80-дневная оборона города Уральска. В тот период он служил начальником особого отдела 22-ой стрелковой дивизии, защищавшей город от белоказачьих войск.

Город Уральск, уральские степи - это родные места Айтиева. Здесь, в ауле Сугурбай Уральской области 120 лет назад, 21 марта 1886 года, в семье кочевника родился будущий государственный деятель. Отсюда в конце 1919 года с поста председателя Лбищенского уездного ревкома Уральской области его призвали в Оренбург для участия в работе Казревкома - первого правительства республики.




Первые признаки возвращения к мирной жизни появились уже через месяц после образования Акмолинской губернии. Вновь оживилось строительство железнодорожной линии Петропавловск-Кокчетав. Снизилась преступность. Главное - возобновился постоянно возрастающий хлебный поток в Россию. Если в первых числах июня он составлял 93 тысячи пудов, то в августе -795 тысяч пудов зерна. В то лето в Москве впервые была сформирована автомобильная экспедиция Наркомпрода по вывозу хлеба из Акмолинской губернии. В экспедицию входили 160 автомашин, мобилизованных из всех ведомств правительства РСФСР. «Это была небывалая в России на протяжении всей ее истории автоперевозка грузов, - вспоминал московский представитель экспедиции. Работа протекала почти круглые сутки. Тянулись вереницы верблюдов, арб, медленно двигались телеги, запряженные волами. Между ними поднимали пыль автомобили и тракторные поезда... »

В материалах областного архива хранится мало документов, характеризующих титанический труд председателя Акмол-губревкома. Пожалуй, главной особенностью его деятельности были постоянные корректировки в связи с новыми проблемами, которые «подбрасывала» жизнь. Так, в начале лета в Петропавловске на фоне еще незатухших очагов тифа с мощной силой неожиданно вспыхнула эпидемия холеры. По этому поводу приведу телеграмму Айтиева от 22 июля 1921 года, направленную правительству Казахстана, ее текст скорее напоминает сводку с мест боевых действий: «Город Петропавловск и его уезд признаны неблагоприятными по холере. Холера достигла громадных размеров со смертностью 50%. Для борьбы с эпидемией организована под моим председательством Чекахол, мобилизован весь военно-гражданский персонал. Оборудуется барак на 100 коек, забронирован необходимый материал, строятся водохранилища, усиленными темпами идет прививка против холеры. Закрыт въезд мешочникам из Самарской и Челябинской губерний, охваченных эпидемией холеры. Уже въехавшие из этих губерний выдворены принудительными мерами. Организован санитарный отряд. Испытываем острый недостаток в медперсонале».

Но как бы ни был загружен председатель губревкома неотложными делами, его ни на минуту не покидала мысль о границе. В областном государственном архиве хранится целая подшивка телеграмм, в которых значатся города Омск, Тюмень, Оренбург, Новониколаевск (ныне Новосибирск), Москва, а также многие другие документы, свидетельствующие об изнурительной и довольно долгой тяжбе, связанной с установлением границы Акмолинской губернии.

В центре пограничных споров был Айтиев. В мае 1921 года он возглавил Представительство Казахстана в Сибревкоме по определению данной границы республики. Вот о чем поведали архивные материалы, рассказывающие, в частности, об установлении границы с Ишимским уездом Тюменской губернии. В январе 1920 года ряд пограничных волостей, расположенных на востоке Ишимского уезда, решением Сибревкома, были присоединены к Петропавловскому уезду. В мае того же года ВЦИК отменил постановление Сибревкома, и отторгнутые волости вернулись к прежнему управлению. Однако, чехарда в руководстве на фоне других бедствий не могла не сказаться на настроении крестьян. Именно в этом районе Ишимского уезда 31 января 1921 года началось мощное антикоммунистическое движение, которое вскоре перекинулось на территорию Петропавловского уезда. В марте 1921 года Сибревком снова принял решение о присоединении тех же волостей (на этот раз временно) к Петропавловскому уезду для беспрепятственного преследования отступавших повстанцев. В начале мая, с установлением мира и порядка, которых в одинаковой степени жаждали теперь противоборствующие стороны, подчиняясь при­казу Сибревкома, Айтиев вывел войска из Ишимского уезда. Однако дальнейшие события приняли неожиданный оборот: жители соседних приграничных волостей на своих сходах выразили желание остаться в Петропавловском уезде Акмолинской губернии.

Просьба крестьян побудила Айтиева к новым решительным действиям. Не могла председателя губревкома не тревожить и мысль о непредсказуемости событий в Ишимском уезде, граница которого находилась тогда всего в десяти километрах от Петропавловска. Тем более, что в ишимских волостях, ранее охваченных восстанием, ни уездная, ни местная власть никак себя не проявляла.

Заручившись поддержкой представителей ВЦИК, Айтиев 9 июня подписал приказ, на основании которого волости Бугровская, Красноярская, Соколовская, Налобинская и Беловская были присоединены к Петропавловскому уезду. О своем решении председатель губревкома поставил в известность ВЦИК, Совнарком и КазЦИК. «Принимая во внимание настояние населения восточных волостей Ишимского уезда,- сообщалось о одной из его телеграмм, - катастрофическое положение этого района после февральского восстания, плохое обслуживание ишимскими органами в административном и хозяйственном отношениях, неработоспособность органов власти на местах, а также в целях сохранения политической стабильности, административное совещание Акмолгубревкома признало необходимым принять эти волости в состав губернии и водворить здесь революционный порядок. Созданный райревком уже приступил к проведению в жизнь необходимых мероприятий».

Энергичные меры Айтиева вызвали бурную негативную реакцию в Тюмени. На следующий день после опубликования приказа в его адрес поступили сразу две срочные телеграммы. Если первая из них выражала категорический протест разгневанного председателя Тюменского губисполкома, то вторая угрожала. «О ваших захватничаниях доведено до сведения Центра,- говорилось в телеграмме.- За могущие быть недоразумения отвечать будете вы!».

Конечно, последнее слово в этом серьезном конфликте было за Москвой. А там не торопились с ответом, чем приводили стороны в состояние сильнейшего напряжения. Точка в пограничном споре была поставлена лишь 9 сентября 1921 года. В этот день ВЦИК принял постановление о включении пяти волостей в состав Петро­павловского уезда Акмолинской губернии КазАССР. Эта важная новость совпала с началом работы первого губернского съезда Советов. Открывая съезд, в своей краткой вступительной речи Айтиев отметил два положительных фактора за период деятельности губревкома, а именно: установление мира и спокойствия на территории края и победу над эпидемией холеры. 15 сентября, в заключительный день заседания поступила телеграмма съезду от строителей железнодорожной линии Петропавловск-Кокчетав, в ней сообщалось о досрочном введении в эксплуатацию рельсовой колеи, проходившей до села Сухотино (станция Таинча). Таким образом была завершена большая половина намеченного железнодорожного строительства.

Съезд избрал Айтиева председателем президиума Акмолинского губернского исполкома. 16 сентября он подписал приказ №1, в котором оговаривалась ответственность каждого члена президиума за решение тех или иных насущных задач времени. В этом документе Айтиеву вменялось руководство губернской комиссией по улучшению положения детей. Именно эта проблема, связанная с массовым непрерывным поступлением детей-сирот в Петропавловск, являлась первоочередной для председателя губисполкома. 19 сентября вышел его следующий приказ, который носил служебный характер. Вот его текст: «Отъезжая сего числа на Краевой Всеказахстанский съезд Советов в городе Оренбург, заместителем своим оставляю тов. Смирнова, коему предлагаю немедленно вступить в исполнение обязанностей». Никто тогда не мог предположить, включая самого Айтиева, что эта поездка станет завершением его деятельности на североказахстанской земле. Тем не менее, руководство республики посчитало целесообразным вернуть Айтиева на прежний пост наркома внутренних дел.

Непросто сложилась его дальнейшая судьба. Айтиев разделил участь многих своих соратников, коллег и друзей, тех, кого сегодня с полным правом причисляют к золотому генофонду нации. Переломным в его карьере стал 1925 год, когда на пост секретаря Каз-крайкома партии был назначен Ф. И. Голощекин. Вскоре Айтиев был выведен из состава правительства республики. Далее в его послужном списке начался калейдоскоп должностей, масштабы которых из года в год стремительно сужались. Должность, которая стала последней в его жизни - учитель фабричной школы. Конечно, Айтиев не мог не знать, что означает пренебрежение к его личности, к его заслугам перед страной. А тем временем приближался 1937 год - год массовых репрессий и неминуемого трагического финала. Только судьба распорядилась по-своему: тяжело заболев, Айтиев умер 16 ноября 1936 года.

Имя Айтиева широко известно в республике, особым почетом оно окружено на его родине в Уральской области. Думаю, что его имя достойно такого же особого уважения и на Севере Казахстана. Его деятельность у нас продолжалась недолго, всего полгода, однако, трудно найти в истории края время более сложное, более напряженное, чем то, которое было отмечено созидательной энергией выдающегося государственного деятеля.



Макарова Т. Абдрахман Айтиев // Мой город. – 2006. - №2. – С.28. 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий