О феномене советской культуры // Россия между Западом и Востоком. Выпуск III. – Омск, 2003. – C.42– 46.

11 сентября 2012 - Садыкова А.

В.П. Любушин, к.ф.н., профессор, Петропавловск (Казахстан)

О ФЕНОМЕНЕ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Культурологическое изучение такого исторического и социального феномена как СССР, пока еще только в начале своего пути. Объективному ходу исследования и анализу мешают субъективные пристрастия к тем или иным противоположным позициям и крайностям. Эта контрастность в позициях рождена во многом еще благодаря недостаточной отдаленносги краха того явления, которое мы называем СССР.

Мы живем и работаем в условиях постсоветского времени, которое держит нас цепкими руками и не желает отпускать. Страсти вокруг СССР еще не утихли. И критиков, и адептов, и защитников сохранилось достаточное количество. Одни исследователи отстаивают советский образ жизни, советский строй, другие отрицают его. При определении особенностей такого явления, как советская культура, в нашу задачу входило по возможности избежать субъективности и односторонности. Это, пожалуй, задача не из легких, но и трудностей, предрассудков бояться не следует.

Начнем с того, что вождям и идеологам большевизма, партийным функционерам и какой-то части народа удалось, правда, на короткий исторический срок (чуть более семидесяти лет), создать уникальное по-своему явление, называемое СССР, потрясти весь мир, одержать значительные победы на трудовом и культурном уровне, подчинить и проконтролировать совокупность всех сторон жизни, вплоть до самых интимных, осуществить почти полную «перековку» человека.

Всем казалось, что одержана великая победа, построены государство, система, лагерь социализма. И построены навечно на основе единственно верного и правильного учения. Но вдруг неожиданно эту систему поразила смертельная болезнь. В течение недели лагерь социализма развалился, как карточный домик. Непобедимое государство-лидер и принесенные во имя его «вечности» миллионные жертвы, вдруг разваливается не благодаря внешним и внутренним врагам, а скорее своим внутренним противоречиям. И ответ на это надо искать в той важной формуле, какой является: «власть - народ», «власть - общество». В той идеологии, которая поначалу очаровала сознание не только большинства населения дореволюционной и послереволюционной России. но и некоторых видных представителей западной интеллигенции от Р. Роланна и А. Жида до Б. Шоу и А. Моравиа. Назовем эту идеологию большевизмом. Одних она привлекла обещаниями прекратить войну, дать землю и работу, построить коммунистический рай, других, как антитеза буржуазности и потребительству.

А.Н. Яковлев явно недоговаривает при определении русского варианта марксизма. Читаем: «В условиях России в большевизме сплелись и вековые традиции беззакония и авторитаризма и труднообьяснимая тяга к утопиям, и мерзость бытия, и смешение различных культурных эпох и экономических укладов на одном государственном пространстве, и зловещая череда кровавых вождей, и многое иное...» (1). Все вроде бы правильно, но про негативные моменты сказано очень четко, а вот о том, что привлекло многие миллионы людей, неясно, это так называемое «...и многое иное».

Важно еще и следующее; эгоистична ли данная власть, как она работает на общество. каковы принципы насилия для «огосударствления» основной массы населения и его подчинения данной власти, каков ее потенциал, культурный и гуманистический, каковы силовые и репрессивные органы, защищающие власть, и их отношение к обществу.

Одной из важных особенностей новой власти в России (особенно революционной) являлась (власть к тотальному разрушению старой государственной системы, разрыв с традициями и традиционным укладом. С грязной водой, к сожалению, выплескивают и младенца. Другая - нетерпение, поиски кратчайших и простейших способов создать «свой мир», крайне отвлеченное и потому жестокое отношение к человеческой личности и жизни. Идея выше и важнее человека Отсюда идеологизация (пропаганда и контрпропаганда) всех сторон жизни человека.

Третья - контроль, контроль, контроль.... Вплоть до внутренних тайников жизни и интима. Это прекрасно показано в антиутопии Е. Замятина «Мы».

Четвертая - малокультурность. Речь идет не об отсутствии образования,

образованщины», а скорее об узкой специализации и низком качестве общей культурЫ.

Пятая - пренебрежение индивидуальным во имя культа массовости, недооценка всего элитарного за исключением фигуры вождя и его окружения. Ставка на волю и насилие во имя «счастья народа», на то, что приводит к мировым победам.

Шестая - закрытость, номенклатурность, мифологизация аппарата власти, создание новых «божеств». Обожествление В. Ленина, И. Сталина, партии.

Но неприятие эволюции, законов развития, догматизация и умерщвление живой органики общества, «производство» великих и непогрешимых старцев - правителей, коррумпированных и продажных, привело в конечном итоге к стагнации и смерти советского общественного строя. И это при всех успехах, связанных с победой над германским фашизмом и успешным продвижением коммунистической идеологии в ряде стран Европы, Америки, Африки и Азии.

Теперь постараемся вникнуть в некоторые особенности такого феномена, каким являлась «советская культура». Еще в далеком 1905 году молодой В.И. Ленин в статье «Партийная организация и партийная литература» писал: «Литературное дело должно стать частью общепролетарского дела, «колесиком и винтиком» одного – единого, великого социал-демократического механизма, приводимого в движение всем сознательным авангардом всего рабочего класса» (2). Некоторые оговорки вроде «большего простора личной инициативе», «индивидуальным склонностям». «простора мысли и фантазии, форме и содержанию» не затемняют смысла ленинского императива. Началось с небольшой статьи, закончилось воплощением в жизни полного контроля со стороны партийной верхушки тридцатых годов над литературным и культурным процессом. По партийному постановлению были распущены и закрыты многие литературные группировки, был создан единый ССП, который стал осуществлять этот контроль (аналогичные события происходили в стане музыкантов, художников, театралов, кинематографистов...).

Начиналась тотальная несвобода с закрытия партийных фракций, осуществления коллективизации, закончилась культурой. Основной смысл жизни - быть свободным человеком и творить свободное искусство-был насильственно проигнорирован диктатурой партии и И. Сталиным. И эта «пиррова» победа, иначе ее не назовешь, привела позже к развалу и краху советского коммунизма.

Он мог существовать только за счет массового страха и репрессий, только за счет воли и указаний «великих» отцов чсловечества. Стадо есть стадо, и без пастыря оно неведомо к чему и к кому пристанет. Стоит только вспомнить, что творилось в сознании большинства советских людей в дни похорон И. Сталина.

Самые выдающиеся произведеиия художественной литературы и культуры в целом создавались не благодаря коммунистическому и тоталитарному, в своей сущности, режиму, а вопреки ему. Наиболее плодотворными для культуры были трудные 20-е годы (Гражданская война, нэп, первые стройки...), когда жесточайшего контроля за культурой не было, он только набирал силу. Произведения А. Блока, С. Есенина, В. Маяковского, Н. Гумилева, А. Ахматовой. М. Цветаевой, Н. Клюева, Б. Пастернака, М. Булгакова, А. Платонова, Б. Пильняка - далеко не полный перечень имен, оставивших свой яркий след в истории культуры XX века.

То же самое относится к музыке, театру, живописи, кинематографу: Д. Шостакович. С. Прокофьев, И. Стравинский, А. Гречанинов, В. Кандинский, М. Шагал, К. Петров-Водкин, К. Малевич, М. Нестеров, Б. Кустодиев, В. Мейерхольд, А. Таиров, Е. Вахтангов. М. Эйзенштейн, Д. Вертов и многие другие.

Что же дал партийный контроль русской культуре в целом? Огромный урон и трагические изломанные судьбы... Часть деятелей общественной культуры эмигрировала, а те, кто остались, вынуждены были испить горькую чашу небытия и преследований. травли, проработки.

А. Блок и В. Хлебников погибают от холода и голода, С. Есенин, В. Маяковский и М. Цветаева кончают самоубийстюм, О. Мандельштам и Н. Клюев погибают в лагерях, П Васильев и В. Мейерхольд замучены в пыточных застенках НКВД... Страшный мартиролог можно продолжать и продолжать, дореволюционный ни в какое сравнение не идет с ним. А еще ведь были сломанные судьбы: творческое бессилие, запои, деградация, отказ в праве на работу. Отметим судьбы Ю. Олеши и М. Шолохова, А. Ахматовой и М. Зощенко, В. Гроссмана и А. Солженицына, И. Бродского и Н. Рубцова. Когда принцип партийного администрирования, представленный методом социалистического реализма, а также чистками, репрессиями. проработкой, критикой осуществлялся на практике, то резко упал уровень всей культуры. Искусство и культура стали нормативными служанками, обслуживающими интересы партийной элиты. Идеология заменила гуманизм, эстетическую сущносгь и объективность. Появилась масса литературных халтурщиков, приспособленцев, карьеристов. пустоцветов, «генералов» от искусства. В сущности реализм был подменен партийностью («социалистический» реализм), а ему никакие эпитеты не нужны на самом деле. Иначе он превращается в некое подобие классицизма, обслуживающего интересы и пристрастия абсолютной власти.

Из традиционной формулы «классовость - партийносгь - народность» самый важный компонент «народность» был на деле заменен «массовостью». Там, где художник стал подчинять свою свободу и индивидуальность, ограничивать ее требованиями партийной верхушки, «наступать на горло собственной песни», он стал холопом и рабом, утерял свою эстетическую и гуманистическую самодостаточность.

Трагедия В. Маяковского и его литературная судьба яркое тому подтверждение. С одной стороны, суицид, сломанные судьбы, литературное и художественное молчание, безгласность, с другой - карьеризм, премии, пайки, квартиры не за хорошую литературу и искусство, а за верносгь и преданность партийным вождям и начальникам. Какая уж тут художественная правда! И кто сейчас уважает и читаег произведения этих пустоцветов, разве только специалисты по истории советского обшества. Время - лучший и объективный судья по вопросу «кто есть кто».

Но были и успехи, которые мы не можем отрицать расцвет советской массовой песни и связанными с нею композиторами и авторами, среди которых И. Дунаевский, М. Блантер, В. Соловьев-Седой, Б. Мокроусов, М. Исаковский, А. Фатьянов, М. Матусовский. Творчество поэтов военного поколения (А. Твардовский, Л. Самойлов, Ю. Левитанский, С. Орлов и др.), искусство бардов (Б. Окуджава, Ю. Визбор. В. Высоцкий), балет и эстрада советского времени, театр, кинематограф. Всплески роста литературы и искусства возникали чаще в те периоды, когда в силу тех или иных причин партийный контроль ослабевал (20-е годы, Великая Отечественная война, хрущевская «оттепель», перестройка 80-х годов).

Советский строй мог избежать на какое-то время развала, если бы он продолжал политику ленинского и сталинского террора, контроля, тотальной идеологизацией всех сфер жизни. Но то, что противоестественно, рано или поздно приводит к вырождению, стагнации и своему краху. Когда власть задумала удержать господство за счет уступок и послаблений - это ее уже не спасло. а только немного продлило ее историческое существование. Французский политолог и историк Ф. Фюре в книге «Прошлое одной иллюзии» так подводит итоги своего исследования: «И все же коммунистический мир распался, причем распался сам. Подтверждением чему может служить такой факт последующего развития:люди этого мира. не будучи никем побеждены, сами перешли в другую систему, стали сторонниками рынка и свободных выборов - либо переквалифицировалисъ в националистов...» (3). Не перешли только люди с упрощенным, стабильным и догматическим сознанием, о которых сказано: «горбатого могила исправит».

Человек. как и его детище - культура, напоминает изначально сложную органическую модель, нарушив в которой тот или иной элемент, мы подписываем ей смерть в виде раковой опухоли, поражающей весь организм. Тем не менее опыт создания и радикального переустройства общества в России XX века несет в себе позитивный момент. Он интересен и важен для других народов в стремлении избежать таких крайностей. Но для россиян он ценен вдвойне. Ведь такой глобальной трагедии и драмы не испытал никакой другой народ на планете.

1. Яковлев А.П, Большевизм - социальная болезнь XX века// Куртуа, Н. Верт,
Ж-Л. Панне к ир. Черная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии.
М., 1999. С.28.

2.Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1972. Т. 12. С. 100-101.

3.Фюре Ф. Прошлое одной иллюзии. М., 1998. С.11.



Любушин В.И. О феномене советской культуры // Россия между Западом и Востоком. Выпуск III. – Омск, 2003. – с.42– 46.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий