Лирический сюжет как форма выражения художественного времени в ранней поэзии Блока // Жанр и стиль художественного произведения. – Алма – Ата ,1982. – C.10 – 22.

31 мая 2012 - Садыкова А.

В.И.Любушин

Лирический сюжет как форма выражения художественного времени в ранней поэзии А. Блока

Выявление стилевого своеобразия и творческой манеры А.Блока в значительной степени поможет анализ художественного времени и лирической сюжетики, решение вопроса о семантической структуре его стихов. Проблема эта не только актуальная, но и сложная, поскольку понятие сюжета по отношению к лирике употребляется с ого ворками. Сошлемся при этом на различие точек зрения некоторых исследователей.

"... В композиции художественного произведения -наблюдаем две основные формы: событийную - сюжет и несобытийную, несюжетную, как это прежде всего можно видеть на примере лирики», - пишет Л.И.Тимофеев [1,161].

На иной позиции стоит Т.И.Сильман: "... модель стихотворения в содержательном плане включаег в себя три начала, три компонента: реальный мир, чувство,мысль, Отсюда нарастает лирический оюжет, созданный переплетением этих трех компонентов, их бесконечно варьирующими соотношениями" [2,76] , Термином "лирический сюжет" постоянно пользовался Ю.Н.Тынянов, часто прибегают к нему Д.О.Лихачев, Б.Ф.Егоров, Б.О.Корман, З.Г.Минц и другие.

И в этом есть определенный смысл. Можно вполне понять опасения первого, поскольку повествовательный сюжет не является обязательным качеством лирики, и тогда термин "сюжет" теряет овою определенность и специфику

Но отсутствие такого термина при анализе лирики резко оказывается на его качестве и результативности. Тем более, что терминологическое сочетание "лирический сюжет" - это уже и специфичность, и своего рода определенность. Поэтому, если очитать сюжетом всякое художественное движение, развитие и последовательнооть семантического материала во времени, то следует признать возможность употребления таких выражений, как "эпический сюжет», «драматургический сюжет", "лирический сюжет".

Движение и развитие лирической темы, состоящей из ряда мотивов в определенной временной последовательности и есть то, что мы называем сюжетом. Конечно же развитие в перспективе лирических мотивов и их соотнесенность, взаимосвязь определяются теми или иными коллизиями, в основе которых социально-духовные и социально-психологические противоречия и конфликты эпохи.

Для решения проблемы: вынесенной в названии статьи, нужно обратить внимание на следующие вопросы. Первый - это структура содержания лирического стихотворения, что является ее основой, скрепляющей все компоненты в художественную целостность. Второй же вопрос связан с движением лирического образа - переживания, его последовательным или ассоциативным развитием во времени. Речь идет о грамматическом времени и его формах, которые будучи включены в структуру произведения становятся художественно-содержательными категориями. Прошлое, настоящее, будущее, вовлекаясь в

движение темы во времени и пространстве приобретают не только социально-духовную и психологическую значимость. но и обретают право называться художественным временем. Закономерность их проявления определяется уже не хронологическими и лингвистическими потребностями, а задачами художественного познания и освоения социальных характерностей жизни, внутреннего духовного и психологического мира человека.

Началом блоковской трилогия вочеловечения" является ранний цикл его стихов «Ante Lucem» («До света»). Настроения и переживания Блока, легшие в его основуг отличались в эту пору метафизичностью и вытекающей отсюда нормативностью, юношеским индивидуализмом и склонностью к мистическим чувствованиям. "Главные факторы творчества и жизни – женщины, петербургские зимы и прекрасная природа Московской губернии. Долгая замкнутость в самом себе создала отчужденность от людей и мира … [3. т,7,432], находим мы в "Краткой автобиографии", написанной 8 мая 1907 года. Мироощущение юного Блока, бнло отмечено своеобразной романтической рефлексией и тягой к постоянному самоанализу. Но контакты "я" с действительностью были незначительными и ограничивались преимущественно женщинами, природой, сферой семейной жизни. В этом отношении Блок был достойным учеником В.Жуковокого и А.Фета с их поэтизацией интимной стороны человеческой жизни, эстетическим подходом к природе и религиозной экзальтацией. Но подспудно еще не совсем осознанно, зарождалось и чувство отчуждения, неприкаянности, ощущение "того возмездия", которое он художественно убедительно воплотит в зрелой лирике и поэмах позднего периода.

А пока, на рубеже времени, для него характерно признание: "Я раздвоился. И вот жду, сознающий на опушке, а - другой - совершаю в далеких полях заветное дело. И - ужасный сон! - непостижимо начинаю я, ожидающий, тосковать о том, совершающем дело, и о совершенном деле ..."(3,т.7,19).

Налицо романтическое раздвоение личности по отношению к реальному миру, ощущение своего предназначения ("совершающий дело", "совершенное дело") и невозможности пока в настоящем осуществить "заветное дело".

Параметры общественного и интимного, личностного еще не совпадают. Возникает типичный романтический разлад, ставший определяющей, основной темой всего цикла «Ante Lucem». Известно, что в него вошло семьдесят лирических стихотворений. Хронологические рамки их написания 1898-1900 годы.

Какие же ведущие сюжетные схемы преобладают в нем.? Прежде всего обратимся к наиболее универсальным формулам отношения лирического субъекта к действительности, что в конечном счете и порождает основные лирические коллизии и соответствующую проблематику: лирический субъект (лирическое "я") - действительность (социальная, историческая, природная); лирический субъект (лирическое "я'-) - другие субъекты «я», «мы», "они", лиричеркий субъект (лирическое «я») - культура.

Это можно выразить еще короче: «я» - «мир», «я» - «природа», «я» - другие «я», «я» - «творчество, искусство», «я» - «мое другое «я». Именно исходя из этого, многие исследователи лирической поэзии Блока говорят о гражданской, философской, пейзажной биографической и интимной лирике.

Кроме вышеназванных поэтических формул содержания, возможно и варьирование их членов внутри оппозиции и новые комбинации типа: лирический субъект - природа - социум, лирический субъект - другие субъекты (персонажи) – социум, лирический субъект - культура - социум или природа и т.д.

Во всех трех вариативных сочетаниях неизменным и основополагающим остается лирическое "я'' или лирический герой.

Если говорить же о сущности данных схем, то одни из них построены по принципу резкого контраста ("я" - "мир", "я" - "другие "я"), другие в своей оппозиции не несут антитезу социальную, а скорее противопоставляют "я" (где тоже идет борьба тела и души, нравственного и безнравственного) и природу в плане борьбы духа, как организующего начала, с хаосом природных сил.Этим самым утверждается феномен личностного начала.

Пафос творчества раннего Блока идеальное романтическое начало, высветляющее в людях "бога". Позднее оно превратится сначала в вечноженственное (образ Прекрасной Дамы), а потом в музыку времени и революции.

Это наблюдение можно подтвердить, прослеживая формы движения его лирических оппозиций, романтических по своей сущности.

В «Ante Lucem»преобладает cюжетная схема "я" - другие "я". Стихотворений с подобной фабулой сорок из семидесяти, почти две трети цикла.Только незначительное количество их адресовано матери и друзьям. Значительное большинство основано на любовной коллизии и их появление вызвано теми чувствами, которые начинающий поэт питал к К.М.Садовской и ЛД.Менделеевой. Блок-юноша глубоко воспринял тезис "иенских" романтиков о ведущем начале "вечно-женствен ного" в жизни художника, реальным воплощением которого являетоя Эрос, Любовь. Оказал сходное влияние на поэта и философ-мыслитель В.Соловьев.

Оообенно такой подход к жизни и творчеству проявляется в "Стихах о Прекрасной Даме".

К числу стихотворений с любовной темой в «Ante Lucem» относятся : «Усталый от дневных блужданий", "Мне снилась смертъ любимого созданья", "Луна проснулась.Город шумный ..."» "Шли мы стезею лазурной ...", "Я шел во тьме дождливой ночи" ...

"Нестись душою к ее небесным высотам", - таков лейтмотив большинства стихов Блока. Если же учесть, что ряд стихотворений (социальных и пейзажных) из первой группы лирических сюжетов тоже тяготеют к любовному противопоставлению "я" и "она" ("я" - "другие» "я"), то становится ясным утверждение в том, что является ведущей лирической темой и ее мотивами в цикле «Ante Lucem» что, больше всего волновало А.Блока в эти годы и на что главным образом было направлено его миросозерцание.

К этому следует еще и добавить, что лирические сюжеты первой группы ("я" - действительность, природа, "мир") в свою очередь подразделяются примерно на одном количественном уровне (15 и 15) на "гражданские" ("я" - "действительность) и пейзажные ("я" - "природа"). Как видно, в чисто количественном отношении произведений на общественную тему совсем немного, к тому же они носят характер абстрактно-этического выражения авторской позиции.

Разлад лирического субъекта ("я") с действительностью еще не имеет в ранней лирике Блока конкретно-социального характера и историзма. Историческое время выступает здесь в "закрытой" форме. Оно в значительной степени трактуется предельно субъективно, метафизически и идеалистически, как борьба между телом (телесностью, плотью) и духом, личностью и толпой (коллективом), греховным и богом, тьмой и светом, землей и небом. Перед нами налицо заранее запрограмированная позиция романтика-одиночки, потому что "такое'' было, есть и всегда будет. Время как бы остановилось у Блока, и только там, где стихи поэта вызваны сильнейшим чувством любви, пробивается подлинное живительное начало, художественно реальное и прекрасное. И замкнутое в себе время вдруг начинает "открываться", пульсировать, протягивать эмоциональные нити к настоящему и будущему в действительной жизни,

В таких стихотворениях, как "Пусть светит месяц - ночь темна", "Когда толпа вокруг кумирам рукоплещет", "Сама судьба мне завеща ла" и других, общественный конфликт поэта настолько абстрагирован
и метафизичен, что в них преимущественно ощущаешь литературные
влияния русских и западноевропейских (в основном немецких) романтиков.

Остановимся на стихотворении "Сама судьба мне завещала" ... (28 мая 1899 года):

Сама судьба мне завещала

С благоговением святым

Светитъ в преддверьи Идеала

Туманным факелом моим.

И только вечер - до Благого

Стремлюсь моим земным умом,

И полным отраха неземного .

Гори Поэзии огнем [3,т.1,21].

Тема поэта и поэзии, достаточно популярная в русской поэзии (можно вспомнить Пушкина, Лермонтова, Некрасова), решается у Блока в метафизическом ключе. Особо выделяется с прописных букв) три слова "Идеал","Благое»,"Поэзия". Лирический голос автора выражает в основном индивидуальные устремления. Его желание "светить в пред-дверьи Идеала туманным факелом...", по крайней мере, не проясняет социальную позицию поэта, его связей с исторической реальностью. Поэтический голос крайне абстрагирован и субъективен, отсюда время-пространство стихотворения замкнутое и воспринимается оно в эмоциональном ключе очень отвлеченно. Отсюда «сжатие» и "разжатие" времени почти отсутствует, а его движение как бы обозначено скорее пунктирно и логически. В подобнои ключе написаны и некоторые другие стихи цикла. Из их анализа можно выделить следующие черты миросозерцания и принципы раннего Блока: идеализм, юношеский индивидуализм, нормативнооть и заданность поэтического мироощущения.

В стихах с пейзажной тематикой тоже во многом проявляется Блок-романтик, Блок-идеалист, хотя в нах гораздо чаще встречаются реалии действительности в их конкретной сущности. Естественно, потому уже наличие непосредственной теплоты, жизненности, художественности. Умозрительность как бы отступает на второй план. В лирическом "хронотопе", пользуясь выражением М.Бахтина, иногда проступает очертание и облик подлинного Шахматово, его природы. Но эта тенденция, все же уступает место поэтическому "идеализму".

Природа воспринимается Блоком в нескольких планах: как усилитель романтических настроений, как пантеистическая сила, несущая

 

в себе Бога, наконец, как негативная материальная сила, противостоящая духу и идеальному.

Учитывая теперь весь состав «Ante Lucem» можно говорить, что главенствущая тема и доминирующие лирические сюжеты - это романтическая любовь и ее перипетии. А центральная проблема, проблема личного счастья, которое поэт видит в мистическом одухотворении— окружающего мира и людей. Но не всегда загубленный, сквозь романтические схемы и заданность, вдруг нет да и прорывается живой, трепещущий голос поэта, жаждущего счастья и любви прекрасной земной женщины:

Дышит утро в окошко твое,

Вдохновенное сердце мое.

Пролетают забытые сны,

Воскресают виденья весны,

И на розовом облаке грез

В вышине чью-то душу пронес

Молодой народившийся бог [I 25]

Позже в письме к М.И.Пантюхову, Блок признавался: одиночество не победитъ сравнением мистических переживаний, я глубоко уверен в этом. Может быть, одиночество преодолимо только ритмами действительной жизни - страстью и трудом. Остальное - сны"[3,т.8, 941]. Дата его написания - 22 мая 1908 года. Обозначив особенности художественного времени и сюжетики на семантическом уровне, перейдем к их анализу на композиционных началах.

В работе академика В. Виноградова "0 поэзии Анны Ахматовой" есть глава "Игра времени''. Она посвящается формам грамматического времени: прошлому, настоящему, будущему. Будучи включенными в контекст лирического произведения, они становятся формами духовно - психологического бытия и значит, художественного времени. «Между художественным и грамматическим временем существует определенная иерархия. Художественное время есть категория более высокого ранга. Оно подчиняет себе грамматическое время как одно из средств своего выражения" [4,210 ] . Скажем проще грамматическое время, выполняя функции художественного познания предмета искусства приобретает статус художественного времени. При помощи временных форм возникают целые "слои" душевных переживаний размышлений и движений, которые пересекаются -в одном фиксированном и, так сказать, остановленном миге. При этом сам этот миг, застывший одновременно, т.е. в целостной структуре стихотворения рисуется и как воспроизводимый в прошлом и "как остановленный в момент его течения"[5,427-428] .

Любой поэтический текст возникает как процесс, происходящий в настоящем времени, хотя в него вовлекаются реалив прошлого и будущего. Но одновременно процесс возникновения - это и фиксация образов, и оформление их. С этой точки зрения, образное переживание, запечатленное в стихотворении, все в прошлом. И тут нужно согласиться с Л.Гинсбург, что "стихотворение протекает во времени" [б, Ю]. Остановленный момент, миг - это начало сюжетного развития лирического стихотворения. Т.Сильман называет его "основной точкой отсчета и говорит, "что поэт, рассылая свои проекции - излучения во времени и пространстве, в самых различных направлениях, иначе говоря, изображая различные события, предметы, различных людей в настоящем, прошедшем и будущем со своей формально несдвигаемой, фиксированной точки зрения, проявляет постоянное стремление каждый раз после изображения тех или иных фактов или явлений возвращаться "к себе", то есть к "теперь", к "здесь", к своему собственному "я", к однажды намеченной им для данного стихотворения точке отсчета "[ 7,9] .

Как известно, основным предметом лирики является субъективное "я" поэта, взятое со стороны идеологического, социально-психологического и биологического (природного) начала, явленного в целостности переживания. Лирика это не только социальное и идеологическое осознание и выражение своего внутреннего "я", но и активно данное природное личности, высвеченное изнутри через общественно—сознательное. Поэтому "дыхание" произведения, его "теплота" и "страстность" есть следствие душевного темперамента поэта и его психической организации, и все это тоже входит в содержание лирики. Не случайно лирика более личностна, субъективна и в связи с этим в высшей степени эмоционально спрессованна и суггестивна, экс-прессивна и ассоциативна. При этом ее субъективность не противоречит опосредованному познанию объективного мира через мир собственной души.

Любое лирическое произведение имеет свою текстовую "раму" , в пределах которой живет и импульсивно развивается художественное время "я". Художественное время в лирике есть художественная длительность переживаний и размышлений лирического "я" в целом. В лирике тоже реализовано событие, но это событие внутреннего мира переживанай и размышлений, точнее след, душевный отпечаток события, которое дает импульсы для выражения какой-то совокупности чувства. Эпизод не может стать единицей, компонентом лирическо ро события.Скорее всего им становится идейно-эмоциональный, спрессованный миг настоящего переживания, в состав которого входят прошлое и будущее. Совокупность таких моментов, мигов составляет основу лирической событийности и сюжетики. Лирическое стихотворение по существу целостная совокупность таких мигов, из которых возникает образ-переживание, образ-размышление. Из сочетания подобных образов в свою очередъ возникают мотивы стихотворения, мотивы поэтического творчества. Миг - это предельно сконденсированное время эмоционально-идеологической жизни внутреннего «я», непосредственно и экспрессивно выраженное в творческом и волевом акте художнлка, его своеобразные "зарницы жизни", по выражению Л.Н. Толстого и И.А.Бунина.

В глубинном значении лирика не только художественно-эстетическая "агрессия" личности по отношению к миру, но и вызов бесконечности реального времени, смерти. Лирика есть выход в мир, к миру, через индивидуальное к другим "я". У М.Бахтина находим этому подтверждение: "ЛИРИКА - это видение и слышание себя изнутри эмо-циональными глазами и в эмоцинальном голосе другого: я слышу себя в другом, с другими и для других. Лирическая самообъективация это одержимость духом музыки, пропитанность и просквоженность им ..."[8,148].

Сюжет лирического произведения складывается как бы из трех семантических слоев: "личное время" (биографическое), "историческое время", "надисторическое время", Скажем еще проще: личность - история - вечнооть. В стихах Блока периода «Ante Lucem » преобладает "личное иремя" и "надисторическое" (вечность). "Историческое" не отсутствует, оно просто настолько метафизично и абстрактно, что ощущается как время вечное, не конкретное.

Теперь проследим, как происходит движение времени в лирической сюжетике Блока рассматриваемого периода.

Преобладает употребление переживания в настоящем, далее будущем и менее всего в прошедшем. Лирические сюжеты с протеканием только в одной форме времени имеют следующую количественную характеристику (в настоящем - II стихотворений, в прошедшем - 8, в будущем - 3).

Стихотворения цикла «Ante Lucem» начинаются с настоящего

времени 28 раз, с прошлого - 27, с будущего - 15.

В середине мы наблюдаем несколько иное соотношение: настоящее время (35), прошедшее (20), будущее (15). Теперь о концовке стихотворения. Здесь дело обстоит так: 30 стихотворений в настоящем времени, 13 в прошедшем, 27 в будущем. Отсюда вытекают интересные закономерности.

Настоящее время преобладает во всех фазах сложных лирических сюжетов, пик (35) приходится на центр стихотворения. Этот специфический временной доминирующий признак позволяет нам увидеть перспективу развития поэта во времени. Поэт ориентирован в значительной степени на настоящее; сегодняшнее в нем и в людях. Только проявляет он это настоящее не в конкретно-социальном подходе, а как мистический прорыв в идеальное "сейчас".3десь предопределено и движение к "теургическому" символизму и одновременно к исторической и реальной почве. А.Блок был уже с самого начала своего пути тончайшими нитями связан с современностью. Но эта современность являлась то "идеальной платоновской идеей", то "страной Прекрасной Дамы, то"бесовскими болотами и топями» то, наконец, реальной и сложной Россией с ее городами и селами, контрастами социальными и природными, историческими и нравственными.

Прошедшее время (прошлое) доминирует в начале стихов. 0 прошлом в основном любовная лирика. посвященная К.М.Садовской. Некоторые стихотворения так и начинаются: «Луна проснулась. Город шумный», «Помнишь ли город тревожный…» и т.д.

Будущее время усиливает резко свое представительство в финале лирического сюжета, В этом проглядывается тенденция заканчивать стихи душевным усилием, обращенным в настоящее и будущее. И это говорит об особенностях метода и характера миросозерцания поэта. Блок не ретроспективный романтик, но его обращенность в будущее носит идеалистический и мистический характер вчувствования в инобытие Следует также заметить, что многие сюжеты носят концентрический характер. Та или иная форма времени как бы окольцовывает протекание сюжета, переживания, создает относительную концептуальную значимость и законченность произведения.

Обратимся в плане характеристики времени к одному из стихотворений «Ante Lucem»:

Усталый от дневных блужданий,

Уйду порой от суеты

Воспомнить язвы тех страданий;

Встревожить прежние мечты…

Когда б я мог дохнуть ей в душу

Весенним счастьем в зимний день!

О,нет, зачем, зачем разрушу

Ее младенческую лень? Довольно мне нестись душою

К ее небесным высотам,

Где счастье брезжит нам порою,

Но предназначено не нам [1,т1,10]

Эта романтическая элегия о любви, об одиночестве и желании преодолеть "личное» время автора. На мотив сердечного разочарования ("язвы тех страданий"), выраженный в форме будущего времени наслаивается мотив жертвенности и разъедающий душу лирического героя заряд рефлексии ("0, нет, зачем, зачем разрушу Ее младенческую лень?", "довольно мне нестись душою к ее небесным высотам"). Вслед за ними возникает обобщение с переходом из настоящего в будущее.

Будущее у Блока - это и ощущение наступающей драмы (как вечная борьба, противопоставление духовного, идеального и плотского, реального), но еще больше надежда. Надежда обрести смысл в идеальном существовании.

Мы наблюдаем движение "личного" времени автора, лирического героя по отношению к вечному, но сама внутренняя субстанция лирического "я" не включена в систему "исторического времени". Отсюда "замкнутость", абстрагированность художественного времени в рассматриваемом стихотворении. В сущности это движение вхолостую, кажущееся.

Миг боли и страдания от любимой, миг осознания трагизма любви, и ее бессилия.невозможности достичь счастья для себя, спроецированный на абстрактную вечность, не способствует суггестивности, "тесноте стихового ряда", конкретно-индивидуальной неповторимости переживания, его историчности. Такое могло быть раньше, позже, сейчас. Примет времени как таковых почти нет, так и нет еще опре-деленности социального и идеологического "я" поэта.

Это поэзия без границ времени. Отсюда само время предельно развернуто, длительно, схематично и канонично, замкнуто в себе. Еще отсутствует тот импульс, который и сделает Блока поэтом для общества, гениальным выразителем настроений и переживаний человека на рубеже двух исторических эпох.

Несколько особняком в анализируемом цикле стоит стихотворение "Гамаюн, птица вещая" (картина В.Васнецова).

Обращение к исторической реальности прошлого через восприятие картины известного русского художника позволило не только включить собственное "я" (личное время") в "историческое время" (историческое прошлое), но и найти точку соприкосновения с будущим и вечным. Не случайно нами стихотворение воспринимается как пророческое предвидение наступающего социального катаклизма, революции, гражданской войны.

... Вещает иго злых татар,

Вещает казней ряд кровавых,

И трус, и голод, и пожар,

Злодеев силу, гибель правых...

Предвечным ужасом объят,

Прекрасный лик горит любовью,

Но вещей правдою звучат,

Уста, запекшиеся кровью![3,т.I,19]

Но это пророческое иносказание не принадлежит автору. Его скорее создала соотнесенность с конкретным будущим, воображение и восприятие читателей, их исторический опыт.

В целом же для поэта характерно другое, что и выражено в его лирических признаниях:

Завтра с первым лучом

Восходящего в небе светила

Встанет в сердце моем

Необъятная сила[3т.1,70]

И буквально через несколько дней он пишет:

А я все тот же гость усталый

Земли чужой.

Брожу как путник запоздалый,

За краcотой ... [3,т.1,73]

На данном отрезке времени для Блока характерно сопряжение "личного" и "вечного". В зрелой лирике это прежде всего "малое время (современность, ближайшее прошлое и предвидимое, желаемое будущее) и большое время - бесконечный и незавершенный диалог, в котором ни один смысл не умирает" [8,372].

Поэтому цикл «Ante Lucem», имея свою специфическую сюжетность и через нее временную протяженность, включенный в контекст всего поэтического творчества А.Блока, осознается как лирическая экспозиция и завязка в драматическом пути автора к "вочеловечиванию". Исследование лирической сюжетики как временной категории важно для уяснения своеобразия и закономерности творческого пути художника, перспектив его развития.

 

 

 

1.Тимофеев Л.И. Основы теории литературы. М.,1971.

2.Сильман Т.И. Заметки о лирике. Л.,1977

З.Блок А.А. Собр.соч. в 8-ми т. М.-Л.,1960-1963.

4.Тураева 3.Я.Категория времени. Время грамматическое и время

художественное (на материале английского языка) М.,1979

5.Виноградов В. Поэтика русской литературы. Избр.труды М. ,1976

6. Гинзбург Л.О лирике.Л., 1974.

7.Сильман Т.И.Заметки о лирике. Л.,1977.

8.Бахтин М.Эстетика словесного творчества М.,1979.

Петропавловский педагогический институт

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

Любушин В.И. Лирический сюжет как форма выражения художественного времени в ранней поэзии Блока // Жанр и стиль художественного произведения. – Алма – Ата ,1982. – с.10 – 22.

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий