Героизм и насилие как ведущая антитеза в контексте второй мировой войны // Вторая мировая война и послевоенное устройство мира. Материалы международной научно – методической конференции. – Омск, 1999.

31 мая 2012 - Садыкова А.

В. И. Любшин, к. ф. н., профессор (Казахстан)

ГЕРОИЗМ И НАСИЛИЕ КАК ВЕДУЩАЯ АНТИТЕЗА В КОНТЕКСТЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Довольно долгое время проблемы героики и насилия - ведущие проблемы такой науки, как этология, не находились в центре внимания современной исследовательской мысли. Героика., героизм осознавалнсь в основном на современном мифологическом уровне с позитивной точки зрения, Своеобразное благодушие и идеологический контроль над иссле-дованиями конкретного исторического этноса привели историческую науку в состояние самоуспокоенности и стагнации. Ведь, кроме подлинной героики, была и существовала лжегероика и лжегерои. Вспомним хотя бы "массовый" героизм в промышленности и сельском хозяйстве 70-х годов. СССР имел на официальном уровне огромное число Героев социалистического труда, а сам уже был на грани апоплексического удара и полного развала в экономике. Мы еще помним, как штамповались эти "герои" снизу и до уровня генсеков. Поэтому важнейшая категория - честность и объективность исторической науки - для многих ученых остается еще недостижимым идеалом. Они росли и формировались на многочисленных искажениях фактов, правды и истины. Мешал также субъективно-классовый подход в методологии, именуемый марксистко-ленинским методом диалектики и отображения действительности. Героизм в СССР (предвоенное время, военное) проявлялся в условиях тоталитарного режима и всеобщего насилия, террора со стороны вождей и коммуни-стической партии. Не только "чистки" и многочисленные репрессии, но и насильственное внедрение атеизма, марксистского учения, идеологический террор по отношению к населению о многом говорят. Насколько же увязла наша наука в старых стереотипах, что до сих пор коммунистический террор, начиная с большевистского, называет то сталинским, то хрущевским, а ведь его осуществляли не только лидеры, начиная с В.И. Ленина и Л. Троцкого, но и миллионы членов партии. При опросе большинство рядовых коммунистов, вроде бы не принимающих участие в прямых репрессиях, не отрицали косвенного участия в терроре, единодушия с ЦК, а также карьеристских устремлений. Отдельные жертвы с их стороны не отрицают вины партии. Поэтому в изучении данных проблем нужен комплексный и независимый подход. Свое важное слово сказали бы здесь психология, физиология, культурология, социология, филология и многие другие науки. Но все они осуществят в какой-то мере свое предназначение при соблюдении зтического императива.

Такая преамбула позволит просто понятъ сложность данной проблематики, притом героями подлинными были и коммунисты и зэки, военачальники и рядовые беспартийные. мужчины и женщины, старики и дети. Сомнению здесь не поддается только подвиг всего народа, защищавшего свою страну и победившего фашизм. До сих пор много неясного в оценке деятельности краснодонской организации "Молодая Гвардия" , той группы, которая водружала победное знамя над рейхстагом, а сколько безымянных героев так и не получило соответствующей оценки со стороны государства, сколько подлинных героев» от Р. Зорге до Ф. Маринеску в свое время так и не были отмечены должным образом, и, наоборот - негерои становились героями.

Война, как конфликтная ситуация, независимо от своих задач и специфики, масштабов, всегда является насилием в глобальном проявлении, апофеозом насилия и мести.

Возьмем хотя бы для примера так называемую "справедливую войну", национально-освободительную или гражданскую, романтикой которой мы увлекались целыми десятилетиями. Даже в "справедливой войне" человек совершает над собой насилие в виде отказа и ограничений в своих естественных нормах и наклонностях, осуществляя себя в новых экстремальных условиях, отказываясь от себя и своего предназначения через осознание долга. Разве не насилие - расставание с семьей, близкими, родными и обжитым местом, отказ от многих привычек, выпадение из быта и цивилизованных услуг, большая вероятность инвалидности, смерти, плена, который приравнивался к измене? А пытки, которые осуществлялись с той и с другой стороны - это разве не насилие над природой и сущностью человека? А целые насильственные акции с наказанием и переселением некоторых народов (кабардино-балкарцев, ингушей, чеченцев, крымских татар, немцев и др.). Что это? Разве не насилие глобального масштаба?

А заградительные отряды, расстреливающие своих отступающих соотечественников, а рукопашные и штыковые бои...

В общем, если признать героизм освободительный, трудовой, личностный позитивным и положительным явлением в годы войны, то ее глобальная негативность и отрицательный заряд все же превосходит все то, что награждаем знаком плюс. Истинное лицо любого типа войны замечательно воплотил в своей картине "Битва при Ангиари" гениальный Леонардо да Винчи.

Ведь изображены на ней не только агрессоры, захватчики, но и свои. Однако же какая злоба, нечеловеческая яростъ, месть и злорадство, ненависть и боль в этих страшных и искаженных войной, схваткой лицах бойцов. Там нет положительных героев», там естъ жертвы войны. Конечно, относительная правда на стороне тех, кто защищает свое, родную землю, свои границы. Но насилие тем не менее пронизывает всю "Битву при Ангиари". Пример сочетания политики кнута и пряника по отношению к репрессированным народам. "Разоренные переселением, подозреваемые в массовой измене, оскорбленные и униженные, часть скудного заработка они жертвовали в фонд обороны страны, собирали на фронт подарки воинам Красной Армии, из последних сил выполняли и перевыполняли производственные задания... Сталин направил трудармейцам Богословского алюминиевого завода благодарность за то, что они собрали в фонд обороны около 2 млн рублей. А 10 немцев стали Героями Советского Союза. Но все это не меняло общего отношения сталинского режима к репрессивным народам. Долгое время они еще будут на подозрении и находиться на особом режиме". (I)

А отношение к военнопленным с той и с другой стороны: "Советские военнопленные (не менес 70 тыс. за первые три недели войны; более 2 млн. к концу 1941 г.; 5,75 млн.с начала войны до 1 мая 1944г., согласно статистики) подвергались особенному жестокому обращению. Около 3,3 млн из них погибли в результате массового истребления и голода в лагерях со зна-чительно худшим режимом, чем для пленных из других стран". (2)

Проблема героики и героизма носят достаточно сложный характер. В какой-то степени изучены категории военно-рыцарской, национально-исторической, трудовой, научно-исследовательской, первооткрывательской, землепроходческой героики. Но все ли учтено и не появляются ли новые виды героики с учетом нашего исторического развития? В книге Дж. Кэмпбелла "Тысячеликий герой" (М.-К., 1997) на материале сравнительной мифологии исследуются психологические основы героических мифов и подвиги героев. Но даже труды 3. Фрейда, К.Г. Юнга, О. Ранка вряд ли что добавляют значительного в науку наших дней о психологической и культурной сущносги героического в современньгх условиях. Свою книгу Дж. Кэмпбелл заканчивает следующим выводом: успехи могут появиться на пути комплексного и системного изучения данной проблемы, где культурологический анализ должен быть поставлен в центре.

"Герой современности, сегодняшний индивид, с которым должна свершиться наша общая судьба как искупление, не может и не должен ждать, пока его сообщество отрешится от своей удручающей гордыни, страхов, рассудительной скупости и санкционированных свыше ханжеских заблуждений. Для каждого из нас настал судный день - каждому нести крест Спасителя - и не в блистательный миг триумфа своего рода-племени, но в безмолвии своего ни с кем не разделенного отчаяния". (3)

 

1. Самосудов В. Трудовые колонны. //Белые пятна или Фальсифицированная история. - Омск, 1996. - С. 75

2. ВертН. История советскогогосударства. 1900-1991. 2-е избр. издание. -

М., 1998.- С. 314

3. Кэмпбелл Дж. Тысячеликий герой. - М.-К., 1997. - С. 378.


Любушин В. И. Героизм и насилие как ведущая антитеза в контексте второй мировой войны // Вторая мировая война и послевоенное устройство мира. Материалы международной научно – методической конференции. – Омск, 1999. – с. 35 – 38.

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий