Яворская В. Н. Скрещение судеб. // Мой город.- 2003.- №2.- С. 10-11.

31 августа 2012 - Садыкова А.

СКРЕЩЕНИЕ СУДЕБ

В 1752 году на высоком берегу Ишима была заложена крепость Святого Петра.

 

Созданная как военный форпост, она вскоре потеряла свое военное значение. Воевать было не с кем. В крепости стал развиваться торг. Сюда приходили караваны из далеких стран. Военный гарнизон крепости охранял караваны. Построенные в 1828 году каменные военные казармы стали местом жительства для ссыльных, которых отправляли в Сибирь. Здесь, в крепости, отбывали ссылку декабристы, петрашевцы, народники. Сейчас мало кто знает, кто такие были петрашевцы?

Петрашевский возглавлял кружок литераторов, где встречались передовые люди, говорили о свободе слова, освобождении крестьян. На одном из заседаний кружка прочитали запрещенное письмо Белинского к Гоголю. Нашелся провокатор, донес охранке. Участников кружка арестовали. Всего было арестовано 34 человека. Всех их посадили в Алексеевский равелин, камера №7. Среди петрашевцев были писатель Достоевский, поэт Дуров. Дело рассматривала военно-судная комиссия, которая постановила вынести приговор - расстрелять. Николай I боялся повторения восстания декабристов. На деле петрашевцев своей рукой начертал - "Быть по сему". Казнь петрашевцев была обставлена торжественно. 22 декабря на Семеновском плацу в Петербурге стояли мостики, обтянутые черной материей. За мостками в землю были врыты 3 столба, а рядом свежевыкопанные ямы.

Приговоренных привезли в черных каретах, выстроили в 2 ряда. Впереди поставили священника. Потом приговоренных возвели на эшафот, зачитали приговор: подвергнуть смертной казни расстрелянием и лишить всех прав состояния. После приговора караульные раздали белые холщовые балахоны с капюшонами и длинными рукавами, а священник заговорил о грехах. Никто не целовал крест. Палачи поставили всех осужденных на колени и стали ломать заранее подпиленные шпаги, потом палачи стали завязывать балахоны, трех первых свели с помоста и подвели к столбам. Руки затянули позади столбов, а веревками обвязали словно поясами. Против столбов выстроили взвод гвардейцев. Колпаки надвинули на глаза. Раздалась команда: "На прицел!". Трещала дробь барабанов. Первыми были Петрашевский, Григорьев, Момбели, Достоевский стоял пятым. Вдруг из-за углового дома выскочил на сером коне военный чин с ординарцем и потребовал остановить казнь, порвав запечатанный сургучом пакет, он начал читать новый приговор. Казнь заменялась ссылкой в Сибирь. Это был хорошо разыгранный спектакль, но несколько человек его не выдержали. Григорьев сошел с ума, Достоевского начал бить эпилептический припадок, некоторые потеряли сознание. Нервный срыв произошел с каждым приговоренным. Палачи ушли. Появились кузнецы и стали заковывать арестантов, привезли тулупы. Подлетела курьерская тройка с фельдъгерем и жандармом при саблях и с пистолетами и петрашевцев, закованных в кандалы, повезли в Сибирь к месту каторги. Холода были страшные, ноги обкладывали сеном и закутывали в тулуп. Это было в декабре 1849 года. В Тобольске петрашевцев встретили жены декабристов Анненкова, Фонвизина и передали для них передачу. Декабристы со своими семьями все еще были в ссылке в Сибири. Месяц ехали Достоевский и Дуров из Тобольска в Омск. В Омске была военно-каторжная тюрьма. Здесь заключенных обрили, дали острожную одежду - серые пополам с черным куртки с желтыми тузами, желтые фуражки без козырьков. Арестантам не разрешалось писать и читать. Омск, Петропавловск, Семипалатинск свел и познакомил таких разных талантливых людей, как Достоевский, Валиханов, Дуров, Потанин. После Омской крепости Дуров целый год жил в Петропавловске, с 1854 года по 1855 год. Жизнь в Омской крепости была ужасной. Недаром Достоевский написал впоследствии "Записки из мертвого дома" по материалам жизни в Омской тюрьме. Заключенные всегда ходили в кандалах и на работу, и в баню, и спали в них. Фотографии поэта Дурова, оказавшего такое большое влияние на формирование демократического мировоззрения Потанина и Валиханова, не сохранилось. Мы можем представить его по воспоминаниям современников. Дуров и под двухцветной курткой с тузом на спине казался барином. Высокого роста, статный, красивый, он держал голову высоко, его большие черные глаза смотрели ласково и уста как бы улыбались всякому. Шапку он носил с заломом на затылке и имел вид весельчака, даже в минуты тяжелых невзгод. Говорил со всеми охотно, даже вступал в спор и мог увлекать своим живым, и горячим словом. В нем чувствовалась правдивая, искренняя, убежденная и энергичная натура, которую не могло сломить несчастье. Таким Дуров был в начале ссылки. В тюрьме он получил страшный ревматизм. Плац-майор Кривцов, заведующий военным острогом, вымогал у Дурова взятку, думая, что он богат, и заставлял его делать самую тяжелую работу: выкатывать бревна из реки осенью. После каторги Дуров вышел полуразрушенным человеком с больными ногами и одышкой.

В 1854 году кончается срок каторги. Достоевского направляют рядовым в Семипалатинск, а Дурова в гарнизон Петропавловской крепости.

Что представлял из себя Петропавловск в 1854 году? После большого пожара в подгорье в 1849 году, город начал строиться на горе. Одним из первых каменных зданий, построенных на горе, было здание полицейского управления с пожарной каланчой. Рядом с полицейским управлением располагается рынок и гостиный двор. В городе еще действует таможня.

В 1847-1851 годах ежегодно через Петропавловск ввозилось на 1 млн. товара, а вывозилось на 900 тыс. рублей. В иные годы на ярмарку в Петропавловск сгонялось до 1 млн. голов скота. Политические ссыльные жили в крепости в военных каменных казармах. Уже было построено здание военного лазарета за старым драмтеатром. Наверное, Дуров, страдая ревматизмом, не раз за год попадал в лазарет. Мы не знаем, с кем встречался Дуров в нашем городе, но его деятельная кипучая натура не знала покоя. Недаром обеспокоен губернатор деятельностью политических ссыльных и их влиянием на местное население и просит начальство не присылать в Петропавловскую крепость политических ссыльных. В 1855 году Дуров, в связи с болезнью, увольняется из солдат и определяется в Омскую канцелярию служащим 4 разряда в областном управлении сибирских киргизов "под строжайший надзор полиции". Жил Дуров в Омске на мокром форштадте, так называлась часть города, расположенная в треугольнике между берегом реки Оми, горой и площадью.

Видимо знакомство Дурова с Чоканом Валихановым произошло в семье Капустиных, где встречалась вся передовая интеллигенция Омска. Е.И. Капустина была родной сестрой Д.И. Менделеева.

Год знакомства с Дуровым оказал огромное влияние на демократическое мировоззрение Чокана. Изменил Дуров и мировоззрение Потанина - известного ученого и путешественника, судьба которого тоже связана с Петропавловском. До знакомства с Дуровым Потанин был ярым монархистом. За один вечер Дуров изменил мировоззрение Потанина и сделал его демократом. Впечатление от знакомства с Дуровым Потанин описывает так: "Я провел у Дурова целый вечер. Он произвел на меня сильное впечатление, настоящий переворот. Ни один человек не действовал на меня так сильно прежде. Умение осторожно и гуманно обращаться с чувством другого человека сразу установило во мне доверие к этому человеку. Передо мной был человек более 45 лет, разрушенный болезнями, наполовину труп, только глаза его блестели живым огнем. Более всего он произвел впечатление своей верой в будущее России и в прогресс человечества".

 

Чокан Валиханов в своем письме к Достоевскому беспокоится о здоровье Дурова: "Дуров что-то не здоров. Здесь, в Омске, ему не так хорошо с чиновничьими крючками". Достоевский в ответном письме Чокану пишет: "Поклонись от меня Дурову и пожелай от меня всего лучшего. Уверьте его, что я люблю его и искренне к нему привязан". Валиханов, Потанин, Дуров, Достоевский остались друзьями до конца жизни. Об этом говорят их письма. Валиханов пишет Достоевскому: "Любезный друг, Федор Михайлович! Я обещал писать из Казани, но вследствие разных причин пишу из Сибири, из Петропавловска, куда попал вчера вечером и где буду ожидать приезда генерал-губернатора. Пиши, пожалуйста, адресуй в Кокчетав через Петропавловск в Тобольскую губернию". Письмо написано 18 июня 1861 года. Здание почты, откуда посылал свое письмо, находилось на углу улиц Пушкина и Карима Сутюшева, бывшей Караванной улицы. Ученые-краеведы до сих пор спорят, где был в Петропавловске дом Аблая, построенный по приказу Екатерины II, и где должен был останавливаться Чокан как правнук Аблая. В городе есть улица Чокана Валиханова и скромный памятник рядом со школой №38.

 

Григорий Потанин, известный путешественник, исследователь Центральной Азии, друг Чокана провел детство в Пресновке. В селе Островка Северо-Казахстанской области родились его дед и отец. В честь известного путешественника названа улица в подгорной части города, бывшая улица Крупская, а до революций - Станичная. Здесь была станица казачьего Сибирского войска. Потанин происходит из казаков сибирского войска. За свободолюбивые идеи по отделению Сибири от России Потанин в 1856 году был, подвергнут гражданской казни в Омске. Его посадили на высокую колесницу, повесили доску на грудь и повезли к эшафоту на берегу реки Омь у входа на базарную площадь.

Привязали к столбу за руки, сломали над ним шпагу, прочитали приговор и сослали из Сибири в Свеаборг - Финляндия. Это был единственный случай, когда из Сибири высылали заключенного в Европу. До этого в Сибирь только ссылали. В настоящее время имя Сергея Федоровича Дурова менее известно, чем имя Потанина или Валиханова. Он был поэт и занимался переводами поэтов древности и запада. Причем выбирал свободолюбивые оды: Гораций, Данте, Байрон, Гюго. Вот одно из его стихотворений. Он описывает зрителей, которые плачут от театральной постановки и проходят мимо настоящей беды, не оказав помощи человеку.

"Но, если, выйдя за порог.

Нас со слезами встретит нищий

И прах, целуя ваших ног

Попросит крова или пищи,

Глухие к бедствиям чужим,

Чужой беды не понимая,

Мы на несчастного глядим

Как на лжеца и негодяя.

И речь правдивая его,

Не подслащенная искусством,

Не вырвет слез ни у кого

И не взволнует сердце чувством.

О, род людской, как жалок ты,

Кичась своим поддельным жаром,

Ты глух на голос нищеты

И слезы льешь перед фигляром".

Вот такие интересные люди жили, мечтали, работали на славу России, останавливались в нашем городе, бродили по его .улицам. Их имена остались в названиях улиц и в нашей памяти.

Яворская В.Н., Краевед 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий