Яворская В. Подгорье // Северный Казахстан. - 2004. - 10 сент. - С. 9

31 августа 2012 - Садыкова А.

ПОДГОРЬЕ

 

Странно звучит название этого района города для нашей равнинной местности. На высоком взгорье, открытая всем ветрам, зародилась крепость Святого Петра - будущий Петропавловск. А вот новый город стал расти не на горе, а спустился поближе к реке. Вода играла очень важную роль в жизни людей и хорошо, когда она была рядом: и постирать, и гусей попасти, скотину напоить. Голубая лента Ишима, как кушаком, опоясывает подгорье. Казалось, дома карабкались по склону вверх, убегая от весенней воды. Здесь даже название улиц было своеобразное: Кочегарная, Больше-Канавная, Мало-Канавная, Полновая, Станичная, Соборная. Пойма Ишима была местом для выпаса гусей, уток и телят.

Подгорье жило своей особенной жизнью. Вечерами после управы и в праздники все выходили посидеть на лавочках. Одевались нарядно. На плечах у женщин обязательно была красивая шаль. Щелкали семечки, пели протяжные песни. Каждый знал, что делается у соседа. И если случалась беда: пожар или наводнение - помогали всем миром. Когда в 30-е годы семья моего деда вынуждена была уехать из Подгорья и поселиться в Татарском краю (был и такой в те годы), дружеские отношения с жителями Подгорья не прекратились. Люди продолжали ходить в нам гости, интересоваться семейной жизнью, помогать.

Каждую весну Подгорье жило в ожидании большой воды. Иногда паводок приходил внезапно. Моя бабушка рассказывала, как однажды на Пасху они, нарядные, сидели на лавочках и вдруг увидели городового, который бежал и кричал: «Вода, вода!». По улице быстро поднимался мутный поток. Все забегали, гнали скотину к тем, кто жил выше, спасали одежду, птицу, поднимали на крышу различные вещи. Бывало, что вода шла со льдом. Огромные льдины иногда подрезали старенькую избенку и она плыла по реке, а в окна было видно, что на столе стояли куличи и лежали крашеные яйца.

Ишим играл большую роль в жизни Подгорья. Из него брали воду для питья, поили скотину, стирали белье. Порошков стиральных в то время не было. Из древесной золы, заливая ее кипятком, получали щелок - мягкую воду, которая хорошо мылилась. Стирали в деревянных корытах дома, бучили белье в больших глиняных корягах, а вот полоскать его всегда шли на Ишим. Летом для этого делались специальные мостки. А зимой полоскали в проруби. И белье сразу застывало. Его везли на санях, складывали в сенках, а потом постепенно оттаивали. Холстину для одежды ткали женщины долгими зимними вечерами при свете лучины, позднее - керосиновой лампы, на специальных станках-кроснах.

Русская печь занимала большую часть комнаты. На ней уютно размещались и старики, и дети. Это был обязательный атрибут любой избы в те времена.

В русской печке можно было испечь хлеб, затомить молоко, чтобы оно покрылось румяной пенкой, поставить упревать кашу. Целый день оставался обед горячим в такой печи.

В Подгорье было много лавок, где торговали всем необходимым. Их владельцами чаще всего были татары. Моя мать рассказывала, как зажав в ладошке медный грош, они с братом бежали в ближайшую лавку. Хозяин встречал их на пороге и низко кланялся. Не имело значения, что у покупателя был только грош и он был, так мал, что его не видели из-под прилавка. На один грош можно было купить красивый розовый пряник или пакетик монпасье. Сахар продавали огромными «сахарными головами», обвернутыми в синюю бумагу. Дома особыми щипцами кололи его на мелкие кусочки и складывали в сахарницы. С одним сладким кусочком выпивали по 2-3 стакана чаю из самовара. Чаепитие - это целый ритуал. Ему придавалось особое значение.

Подгорье было центром казачьей станицы. Здесь располагалось казачье сибирское войско. Подгорный собор был главной церковью казачества. В ней крестились, венчались, отпевались умершие. Когда хоронили казака, впереди гроба вели его коня, накрытого черной попоной. Следом несли оружие: пику, саблю, а потом уже и на повозке гроб, накрытый полковым знаменем. У казаков была своя школа, построенная из бревен. Она бы простояла до сих пор, но, когда в советское время строили новую - 14-ую школу, старую раскатали по бревнышку.

На лугу у Ишима казаки проводили учения: ходили строем, рубили лозу, тренировались в стрельбе. Форма у казаков была красивая: брюки с красными лампасами, фуражки с околышем, из-под которой выбивался кудрявый чуб, если волосы не были кудрявыми, их завивали специальными щипцами. Не одно девичье сердце млело от такой красоты. В годы революции Подгорье стало оплотом белогвардейцев. Сам Колчак не раз приезжал сюда и бывал на службе в подгорном соборе. Однажды он сказал: «В Петропавловске решается моя судьба». Побывали здесь и войска атамана Анненкова с черными флагами, на которых изображен череп и перекрещенные кости.

Многое повидали жители Подгорья. В доме моей бабушки, например, останавливались и белогвардейские офицеры, и красные командиры. В октябре 1919 года Подгорье пережило настоящую войну. Здесь встретились две армии: Колчака и Тухачевского. Два часа шел бой. Ухали пушки, стрекотали пулеметы, слышались ружейные выстрелы. Семья моего друга сидела в погребе весь день. В этом бою победили солдаты Тухачевского. Многие улицы Подгорья носят сейчас имена командиров и солдат, участвовавших в этой битве: Тухачевского, Смирнова, Неймана.

В Подгорье зарождалась перерабатывающая промышленность Петропавловска. Первым крупным предприятием стал кожевенный завод Зенкова, построенный в 1834 году. Кожа так хорошо выделывалась, что ее экспортировали за границу. По берегу Ишима размещались шерстомойки, салотопни, мыловаренные заводики. Мой прадед имел мастерскую, где делались экипажи, пролетки. Дядя работал в компании «Зингер» - продавал швейные машинки. Бабушка была классной портнихой. У нее шили платья самые богатые купчихи Петропавловска. Материалы были необыкновенно легкие, воздушные, ярко окрашенные.

Дом моего деда и сейчас стоит в Подгорье. Улица Кочегарная, где жили мои родные, называется теперь Кокчетавской. Подгорье - это сердце старого города. Сюда еще не добрались архитекторы с новыми веяниями. К примеру, если побродить по Подгорью, то можно встретить удиви­тельные заповедные островки старой архитектуры. Деревянная резьба, каменные лабазы, вычурная кирпичная кладка.

Дамба, построенная в 1962 году, защитила Подгорье от наводнения и самая старая часть Петропавловска смогла избежать разрушений, теперь она живет, работает и продолжает радовать своей скромной неповторимостью.

Вера ЯВОРСКАЯ, краевед

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

 

Яворская В. Подгорье // Северный Казахстан. – 2004. – 10 сент. – C.9.

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий