Приишимье - край родной. Хрестоматия в стихах о природе и истории родного края

11 сентября 2012 - Садыкова А.

Северо-Казахстанский государственный университет
Кафедра географии и экологии

К 250-летию
г. Петропавловска

ЯВОРСКАЯ В.Н.

Приишимье - край родной
Хрестоматия в стихах о природе и истории родного края

 

Петропавловск, 2001


Хрестоматия в стихах написана старшим преподавателем кафедры географии и экологии Яворской В.Н.

Рецензент: профессор СКГУ, к.г.н . Белецкая Н.П. Технический редактор: Мокроусова Е.В.

Яворская В.Н. Приишимье - край родной: Хрестоматия в стихах о природе и истории родного края. Петропавловск, 2001. - 43 с.

Хрестоматия предназначена для учителей географии, истории, естествознания, младших классов, а также для любящих родной край и интересующихся его природой и историей.

 

 ГОРОД ПЕТРОПАВЛОВСК
Петропавловский торг

К 250-летию
Петропавловска

Крепость на увале далеко видна-
Широко раскинулась родная сторона.
В крепости торговля, зазывалы крик.
Здесь зерно и лошадь продаёт мужик.

В стёганых халатах, в ичигах, в чалмах
Продают товары китаец и казах,
Солнце светит весело, освещает торг
И верблюд качает свой огромный горб.

Много километров сделал караван,
Он привёз товары из далёких стран.
Разноцветье яркое тканей дорогих:
Тонких и цветастых - нет нигде таких!

И как полководец, самовар стоит,
Светится на солнышке и как жар горит.
А лихой наездник на коне летит,
С гиканьем и свистом мимо в степь спешит.

К вечеру утихнут шум и суета,
Лавки закрываются, в лавках пустота.
Рядом, тихо плещется голубой Ишим,
Дали неогладные видятся за ним.

Ода самовару

На столе, на видном месте
Он начищенный стоял
И по десять чашек чая
Обыватель выпивал.

Загружали древесным углем
Его пышущее нутро.
Сапогом его раздували,
Все в нем было очень хитро.

Чай всегда был таким горячим,
Даже рот он слегка обжигал,
А заварочный чайник уютно
Наверху самовара стоял
И посвистывал и попискивал
И о чем - то своем бормотал.

Вся семья за столом собиралась.
Самовар на столе блестел.
Наливала бабушка чаю,
Сколько каждый его хотел.

По кусочку белого сахара
Раздавала бабушка нам:
"На сегодня сахару хватит,
Больше сахару я не дам".

И по несколько чашек чая
Выпивали мы с этим куском.
Разговоры велись за чаем.
Был таким уютным наш дом.

И в казахских и русских семьях
Самовар был как член семьи
За горячей чашкой чая
Мы решали проблемы свои.

А на ярмарках дорого стоит
Тот блестящий на солнце товар.
Ровно двадцать баранов давали
За новехонький самовар.

А теперь он стал электрическим
Не пыхтит и не говорит
И стоит он где-то на полке
И о прошлом немного грустит.

Ведь с походных кухонь Батыя
Начинался тот самовар
А уж русские превратили
Самовар в дорогой товар.

Всё течет и всё изменяется
Самовар уже стал не тот
И стоит он на полке мается
И никто его не зажжет.

Ленинской школе

Первая школа, женская школа-
Юности нашей расцвет.
Помним тебя в городе нашем
Много, много лет.

Косички и бантики, фартучек беленький,
С портфелями в школу спешим
И по булыжникам Ленинской улицы
К тебе на свиданье бежим.

Глазенки распахнуты, руки в чернилах,
Учитель стоит у доски.
А в печке огонь разгорается весело
И в знанья открыты пути.

А в коридоре чинно так ходим,
За руку круг ведём,
И песнку поём о великом Сталине,
Идём пионерским путём.

Собрания звёздочек, горны и галстуки,
Сборы на целый урок.
А вечерком с коньками под мышками
Бежим мы скорей на каток.

Юность чудесная, юность прекрасная
В школе первой прошла.
Радость познания, что ты открыла,
Я на всю жизнь пронесла.

Город мой любимый, единственный

Город мой любимый, единственный,
Жизнь моя с тобою прошла.
Босоногое детство военное
И целинная юность моя.

На земле играли мы в классики,
И ходили мы в первый класс.
И дома твои двухэтажные
Небоскрёбами были для нас.

И я помню тот первый автобус,
Что по улицам проходил -
Весь, гремел, тарахтел и подпрыгивал.
Называли его "крокодил".

И лошадки копытом стучали
Вдоль по улице милой моей.
И из короба звонко кричали:
"Ну кому здесь углей, углей!"

Сами чёрные, белозубые,
Насыпали тот уголь ведром
Из березы его выжигали
И везли его в каждый дом.

Для утюжки древесный уголь
Очень нужен был нам тогда,
В самовары его засыпали.
Пили чай может час, может-два.

Этажи домов поднимались,
И мы вместе с ними росли.
И учились, мужали, влюблялись,
Но по жизни весело шли.

Вот теперь мы уже постарели,
А наш город для нас- молодой.
Как и раньше, стоит над Ишимом,
Как и раньше, шумит листвой.

Город мой, любимый, единственный,
Жизнь моя с тобою прошла.
Сколько счастья и боли, и радости,
Ты, Ишим-река, унесла!


Память о войне

Дяде Косте

Ушёл молодым мой дядя,
Ушёл молодым на войну...
Ушёл защищать от напасти
Свою дорогую страну.

Я помню, как мы прощались -
Ты к нам на минутку попал,
Поднял меня с детской кроватки
И к сердцу так крепко прижал!

Ты не успел жениться,
Не успел детей завести.
Проститься, навеки проститься
Лишь довелось тебе.

И быстро за стол мы сели
И все не скрывали слёз.
Пельмени твои любимые
Кто-то на стол принёс.

Со всеми ты попрощался,
Пилотку надвинул на лоб.
И вдруг при выходе из дома
Споткнулся ты о порог.

Из котелка рассыпались
Подарки, что мать положила,
А бабушка молча стояла
И только тебя крестила.

А ты улыбнулся весело,
Руками всех нас обнял:
"Я к вам вернусь, мои милые,
Не плачьте!" - он нам приказал.

И письма твои треугольные
Мы всей семьёю читали.
И как же мы этих писем
Все от тебя ожидали!

А бабушка всё молилась
О здравии за тебя.
Потом не стало писем,
Не стало и тебя...

И не было похоронки,
И нет могилы твоей..
Взлетела машина от взрыва
И ты погиб вместе с ней.

18.01.2001

Моим выпускникам

Давно уже закончен любимый институт
И вас теперь no-отчеству только лишь зовут.
Осталась где-то в прошлом юности пора,
А Димочки и Танечки пропали со двора.

Идёт походкой плавною учитель по селу
И ребятишки "Здравствуйте!" кричат во след ему.
И новые открытия их на уроке ждут,
И по тропинке знаний учителя ведут.

Учитель им расскажет, как сильный побеждал,
Как в ледниках суровых учёный замерзал.
Как был открыт недавно высокий водопад.
От должности учителя нам нет пути назад.

И мне, что вас учила, давным-давным-давно
От вашего признания сделалось тешю.
И радостно становится, что жизнь прошла не зря
И перевернут заново листок календаря.

Я верю, что продолжите вы стезю мою
И школу не оставите, а я вас всех - люблю.

Ноябрь, 2001

Памяти учителей

Я не в тот институт поступила,
Не на тот факультет я пошла,
Но учителем стала от сердца,
На всю жизнь я любовь пронесла.

ЕГФ мой родной и любимый,
Все делила я рядом с тобой.
Сколько ночек в палатке проведено,
Сколько вёрст прошагали с тобой.

И природу рукою трогали,
И встречали утром рассвет,
А огромное звёздное небо
Охраняло от всяких бед.

И шагая просторами дальними,
Вспоминали учителей.
Дорогой Георгий Дмитриевич,
Ты навеки в судьбе моей!

Ты учитель был с большой буквы,
Много знал и умел рассказать,
И природы законы сложные,
Как никто, ты помог раскрывать.

А ботанику как любили!
Знали каждый цветок в степи.
Дорогая наша Альбина,
Запоздалый привет прими.

Мы ходили с тобой студентами
По росистым лугам заливным.
Изучали травинку каждую,
Удивляясь знаниям твоим.

А Хомко Елена учила
Азы химии нас познавать,
Красоту химических формул
Как бы заново открывать.

И мы химию все любили
И сдавали её на "пять"
Даже тс, кто в,школе не знали,
Как реакцию записать.

А уж Карстен Андрей Андреевич
Не забудется никогда.
Сколько ж нам всего интересного
Порассказывал он тогда!

Экономику и методику
Так читал, что забыть нельзя,
До чего же прекрасные лекции
Нам читал, дорогие друзья!

А Евгений Францевич Рауче
Все ландшафты степи изучил,
И на лекциях ярко и красочно
0 красотах степи говорил.

У палатки сидели мы вечером,
Рядом тихо костёр трещал...
Сколько ж знал дорогой наш Францевич,
Сколько знаний прекрасных дал!

Л какой был хороший лектор
По фамилии Гренадёр -
Знал все страны и все народы,
До чего же он был хитёр!

Знанья требовал абсолютные,
И поверьте уж мне, друзья,
Эти страны и эти народы
До сих пор хорошо знаю я.

Ну а Настенька, Анастасия
К нам пришла ты такой молодой.
Черноглазая, стройная, милая,
С чёрной вьющейся длинной косой.

Т ы учила давать уроки,
Объясняла многое нам.
И с тобой делили мы вместе
Горе с радостью пополам.

Вот такие хорошие люди
Повстречались мне на пути,
Меня многому научили,
Помогли в жизни место найти.

И я очень им благодарна,
В сердце память о них храню.
И всегда я их помнить буду
И навеки их всех люблю

Первая школа

Чаглинка, Чаглинка,
Село в далёкой степи.
Позови меня, Чаглинка,
В юность, в молодость позови.

Институт окончен и диплом в руках,
Но стою нетвёрдо на своих ногах.
Еду на попутках в дальнее село-
Далеко от города меня занесло.

Маленькие домики, улицы в асфальте,
А кругом просторы с; запахом полей.
Как же я скучаю по далёкой маме,
Хочется попасть мне в город поскорей.

Нет здесь телевиденья. нет домов высоких,
Но зато ребята ходят вслед толпой,
И уже по отчеству меня величают,
Не хотят расстаться ни на миг со мной.

Я люблю их очень, и отдать готова,
Всё, что в институте вложили в меня,
Страны и просторы на карте оживают,
Детские глазёнки смотрят на меня.

Первая та школа не была красивой -
Был барак белёный, узенькая дверь...
Но для меня осталась навсегда любимой,
Светом дальней юности светится теперь.

Коллектив хороший у нас тогда сложился,
Были мы все молоды и щедры душой.
Всех себя до капельки детям отдавали -
Не хотели дети уходить домой.


ПРИИШИМЬЕ - КРАЙ РОДНОЙ

Приишимье

Дорогое моё Приишимье,
Как люблю тебя - не сказать.
Сколько вёрст по тебе исхожено,
Их наверно - не сосчитать...

А просторы вокруг какие -
лентой вьётся вдали Ишим,
Л кругом луга заливные,
Босиком по ним мы бежим.

Рядом плавно дорога колышется
И взбегает то вниз, то вверх.
До чего ж хорошо здесь дышится,
Ты мне, друг, на слово поверь!

Травы рослые, медоносные,
Ветерок их слегка рябит.
И я слышу, как издалёка
Мой прапрадед со мной говорит:

"Я пришёл сюда из Сибири,
Землю эту я полюбил,
И косил, и пахал, и сеял,
И работал, что было сил.

Дом срубил, деревеньку поставил
И всю жизнь любовался я
Перелесками и березняками,
Что кружили вокруг меня.

И остался я здесь навеки
Под простым деревянным крестом,
А поля, что пахал и сеял,
Стали памятью мне потом...

Я потомкам своим в наследство
Подарил эту ширь и красу."
Дорогое моё Приишимье-
Красоту эту в сердце несу!

Афонькннский рям Лесная зона. Тайга густая,
А здесь равнина и степь без края,
А средь равнины - кусок тайги.
Поближе к ряму ты подойди.

Мох под ногами слегка пружинит,
Багульник веткой тебя обнимет.
И клюква красным глазком глядит;
На кочке тихо птенец сидит.

Болото с торфом, с сосёнкой редкой,
С кривой берёзкой мне машет веткой.
На кочках крупных камыш растёт,
А между ними вода течёт.

Был холоднее когда-то климат,
Ландшафт таёжный на юг продвинут.
Потом теплее наш климат стал,
И в редкий список наш рям попал.

Большая редкость среди степи
Увидеть близко кусок тайги!

Камышловка

Пропала река на карте
Совсем исчезла с Земли
Остались от речки только
Ложбины стока одни.

А ведь была речушка
Не маленькой, не большой.
"Зело бежало быстро"-
Писали в книге одной.

Семен Ульянович Ремезов
Речку ту описал.
Еще в восемнадцатом веке
На карте нарисовал.

Звалась она Камышловкой,
Текла в густых камышах
Сколько же рыбы здесь было
И дичи в зеленых кустах!

В горах она начиналась
Речкой Камысакты.
И к Тарангулу бежала,
На равнину текла с высоты.

Из Тарангула озера-
Другая река текла.
Звалась она Камышловкой,
В Иртыш свои воды несла.

И вот в Иртыш не впадает,
Высохли камыши.
Ушла вода из долины,
Исчезла река с Земли.

А память в книгах осталась
А речки той небольшой,
И лог Камышловский на карте-
Остаток долины речной.

Мальцевский лог

Сколько их, логов по Ишиму!
Все склоняются к нашей реке,
Ручейки бегут по ложбине
И вода стремится к воде.

В память первых тех поселенцев,
Что селились в бескрайней степи
Получил он названье "Мальцев" -
В честь хозяев этой земли.

Склоны лога, совсем не крутые,
Заросли высокой травой
И берёзка вдоль склона нагнулась,
И цветы машут нам Толовой.

Вдруг услышали тихий шелест,
Увидали движенье воды -
Из земли вода пробивалась
И текли от неё ручейки.

До чего же чистой, прозрачной
Была та из земли вода!
Мы такой прекрасной водички
Не пивали с тобой никогда.

И шиповник, и мята сплетались,
И лабазник, к воде наклонясь,
Закрывали водичку от солнца,
В воды ключика долго глядясь.

9 января 2000 г.

Вороний остров

Остров Вороний, место отличное:
Колки и бор, и вода.
Едут сюда отдыхать петропавловцы,
Семьями едут сюда.

Лёгкие домики, травы зеленые,
Дети бегут гурьбой.
Как же их манят рощи зелёные,
Красивый обрыв над рекой.

Воздух прозрачный, напоенный травами,
Синяя бездна небес.
В мареве зыбком на острове светится
Светло-берёзовый лес.

Рядом же сосны растут медно-красные,
Тянутся в высоту.
Сердце в груди замирает от радости,
Глядя на эту красу!

Быстро Ишим здесь течёт, изгибается,
Делает поворот.
Синим кольцом он течёт, извивается,
Дальше же прямо течёт.

И получается полуостров
В пойме Ишима реки.
А люди назвали "остров",
Место так нарекли.

Тучи ворон тут гнездились,
Шум поднимали такой,
Что люди Вороньим назвали
Остров тот над рекой.

Землям Казачьего войска
Принадлежал тот остров.
И побродить, собрать ягод
Было очень непросто.

Бывало, объездчик с нагайкой
За женщинами скакал
И из лукошек ягоды
Вываливал и кричал.

Чтоб не топтали травы,
Что буйно здесь вырастали,
Казачьи объездчики
Верно службу свою держали.

В советское время остров
Отдан был детворе,
Звонко звучали горны,
Будя ребят на заре.

И памятником природы
Остров сей остаётся,
И место для отдыха людям
Для каждого здесь найдётся.

Остров. Вороний остров -
Зелёная красота.
Тебя сбережём потомкам,
Сохраним тебя на века.

Декабрь, 2000 г.

Серебряный бор

Я стою на увале высоком
И смотрю на бор с высоты.
Бор серебряный, знаменитый,
Сколько даришь ты красоты.

Воздух здесь насыщен озоном,
Раз вдохнёшь - не забудешь вовек!
От поруба и от пожара
Сохранил тебя человек.

А ведь было - топор поднимался
И стонала глухо сосна,
Чтоб избою новою стала
Заселённая сторона.

И спасибо должны сказать мы
Тем начальникам, что тогда
Издавали указ особый;
"Серебрянку рубить - нельзя!"

И стоит он тёмной громадой
В окружении белых берёз.
По стволам его медленно катятся
Золотые капельки слёз.

А стволы его медно-красные
Так и тянутся в высоту.
В мире нет ничего прекраснее,
Чем смотреть на эту красу.

А под пологом бора соснового
Золотая россыпь цветов:
Здесь и лилия, и грушанка,
Медуница и зелень мхов.

Яркой бусинкой земляника
Кверху ягодку подняла,
Порассыпала и брусника
Свои ягодки среди мха.

Стал заказником бор серебряный,
И стоит не один он век.
От поруба и от пожара
Сохранил его человек.

Урёмы

Берега Ишима ива обняла -
К воде наклонилась, воды испила,
Замочила ивушка зелёную косу,
Смотрит - не насмотрится на свою красу.

А в реке купаются облака с небес,
За речкой начинается очень странный лес:
Тропики, субтропики - сразу не поймёшь,
Раннею весною в лес ты не войдёшь.

Всё вокруг залито талою водой,
Лишь верхушки тополя плывут по над водой.
Но Ишим капризен - и ушла вода.
Землю напоила, илу принесла.

Травы и деревья гигантами тут растут,
Хмелем оплетаются, в синеву плывут.
Белая черёмуха туч весной цветёт,
Тонкая рябина ей руку подаёт.

Серебристый тополь смотрит с высоты.
Малина и смородина - шиповника кусты.
Всё вокруг лианой здесь оплетено,
Яркими цветами всё расцвечено.

Травы и кустарники тесно обнялись
И тянутся и тянутся в голубую высь.
А в логах глубоких орхидеи есть
И цветов красивых здесь не перечесть.
Всё это называется урёмные леса:
Вдоль Ишима тянется вся эта красота.

Соколовский родник-Дорога на Соколовку-
Красивейшие места.
Бегут за машиной колки-
Такая кругом красота.

А дорога плавно качается
И машина летит по волнам;
То вверх, то вниз опускается
И кружит по зелёным полям.

А вдруг мосточек малюсенький,
Беленький, а за ним - крутой поворот.
Переекали речку-реченьку
Омутнинкой зовет народ.

И налево чуть-чуть повернули,
По ступенькам спустились вниз.
И увидели чудо природы,
Настоящий природный каприз.

Из земли водичка струилась,
Звонко капала в желобок, o
И поила всех, и дарила
Холод в жаркий-прежаркий денёк.

И текла водичка по желобу-
Прямо в маленькую реку,
Много я повидала речек
На своём беспокойном веку.

Но такую речку-речушку
Я увидела в первый раз:
Вся в траве она пропадала,
Исчезала из наших глаз.

А родник по капле, по капельке
Воду реченьке отдавал
И о че'м-то с ней нежно, нежно,
Потихонечку ворковал.

Карлуга

Деревня у дороги -
Названье Карлуга
Ишим здесь протекает -
Крутые берега.

От асфальта дорога, спускается
И петляет. То тут, то там,
То к Ишиму она опускается
То летит по зеленым холмам.

И вот виден бревенчатый домик
В низкой пойме Ишимареки.
Здесь студенческий лагерь раскинулся
И стоит он у самой реки..

И шиповник здесь, и рябина,
И черемуха вся в цвету,
А от трав и цветов такой запах
Ноздри дразнит он за версту.

А мосточки такие милые,
Рыболовы на них сидят.
И кусты Ишим обнимают
И глядят в-его воды, глядят.

Великаном здесь тополь видится,
Шелестит он вверху листвой.
И такой покой разливается
От картины этой цветной.

Ах какие здесь ландшафты
Разнотравно-ковыльной степи.
Поспевает в траве клубника,
Ты горстями ее бери.

Колокольчик звенит, качается,
Кровохлебка двинулась в рост,
А лабазник с кипреем стараются
Накормить весь пчелиный род.

Тишина и покой вечерняя
Несравнимы ни с чем порой.
И туман волной поднимается
Над притихшей у дома рекой.

Засвистел соловей-соловушка,
Появились вмиг комары.
Хорошо так сидеть на мостике
У спокойной вечерней воды.

20 января, 2001 г.

Околки

Около дороги и чуть-чуть вдали
Белые березки плывут, как корабли.
Около околок - это здешний лес.
Очень невысокий, кружевной он весь.

По три, по четыре обнялись сестрёнки -
Мигом окружили тонкую сосёнку.
Рядом и осинка трепетно дрожит -
То как будто плачет, то как будто спит.

Подо- подберезовик вырос под берёзой,
Рядом - подосиновик в шапочке пригожей.
Волнушки и маслята просят их собрать,
Сквозь траву пробилась груздяная рать.

Красными рубинками светится костянка,
Белыми платочками машет нам нивянка.
Сколько тихой радости дарит здешний лес!
Хоть и невысокий, хоть не до небес.

Озеро Пёстрое

На равнине плоской озеро лежит,
Синькой голубеет, серебром блестит.
Облака пушистые по нему плывут -
Потому-то Пёстрым озеро зовут.

Почти рядом с городом с меленьким песком,
Привлекает очень этот водоём.
Есть здесь дома отдыха, пляжи и рыбалка.
От костров туристов появилась свалка.

В детстве же мне запомнилось озеро не таким,
Было оно чудесным, было оно другим.
Травы цвели здесь вольно, воздух был чист и свеж.
И берега не портил из новых машин кортеж.

И трав разноцветье яркое озеро обнимало
И низко клонясь под ветром что-то ему шептало.
Где-то скрипел кузнечик, жаворонок гулил,
Летали стрекозы и бабочки, коршун в небе парил.

Лишь узенькая тропка вела к его бережку,
Где-то бежала лошадь - неслась на полном скаку.
И детство моё босоногое где-то вот здесь осталось,
Как хорошо у озера под шум волны мечталось:

Пёстрое, озеро Пёстрое - маленький водоём,
На карте только точка - отметина в сердце моём.

Озеро Питное

По мосточкам, по тонким досочкам
Прямо в озеро я выхожу.
Едва плещутся волны озера,
С восхищеньем на них я гляжу.

А вдали камыш зеленеет,
Стая уток вдруг поднялась.
Солнце медленно опускается
В воды озера долго глядясь.

На волнах качается лодочка,
Рыба булькнула вдалеке.
Ах, как долго солнце прощается,
Освещая следы па песке.

Потянуло прохладою с озера,
Зарябила озёрная гладь.
От воды туман поднимается
И такая вокруг благодать...

Ишим

Ишим-реченька неглубокая,
Неширокая ты река.
Но течёшь по степи широкой
И шумят над тобой века.

Начинаешься ты из ключика,
Из лазоревых родников,
У хорошей горы начинаешься
И течёшь на север с холмов.

Ох, как вольно весной разливаешься,
Как ты поишь луга кругом.
И речная долина зеленая
Это твой, дорогой нам дом.

И петляешь, и быстро качаешься
На своих голубых волнах.
Сколько же поишь ты населения
В деревнях и больших городах!

Как в зелёной трубе протекаешь,
Всё вокруг тебя зелено.
Напоить просторы водою
Тебе счастье большое дано.

И стоят над Ишимом деревни,
Поднимаются города.
Дорогая ты наша реченька,
В сердце ты у нас навсегда.

26 декабря 2000 г.

Борки

Троллейбус быстро катится,
кондуктор впереди
Объявляет громко:
"Следующая -Борки!"

Но где же здесь бор сосновый?
Где медно-красный лес?
Куда же он подевался?
Куда же с земли исчез?

Давно это братцы было - 250 лет назад
Военные и крестьяне строили здесь посад.
Рубили сосны огромные и волокли их к реке,
Строили крепость новую лицом к Ишиму - реке.

И крепость Петра и Павла над берегом поднялась.
Сверкая срубами новыми, вверх она вознеслась.
А бор был полностью вырублен, исчез по приказу людей.
Осталось от бора соснового лишь несколько жалких пней.

А вот в названии он помнится,
как бор у Ишима реки.
Кондуктор объявляет:
"Следующая - Борки!"

Аю-тас

Дорогим и священным было.
То урочище Аю-тас.
И стада сюда пригоняли
И молились на склоне не раз.

И в гранитные скалы глядели
В голубую синьку воды.
Охраняли они медведя,
Что застыл внури той горы.

И Чокана бабушка знала
О священной той спящей горе
И просила земли для дома
Чтобы жить всей ханской семье.

Но уже здесь дома стояли,
Село Марьевкой назвалось.
Землю ту крестьяне пахали,
Строить дом Айганым не пришлось.

И родился Чокан в Кушмуруне,
Не в урочище Аю-тас,
Но об этом богатом месте
Айганым вспоминала не раз.

А когда здесь Целинное море
На Ишиме решили создать,
То скалу эту просто взорвали,
Чтобы крепче плотине стоять.

Ну а Марьевка оказалась
На глубоком Целинном дне,
За плотиной же новый город
Быстро вырос в степной целине.

Мещанский лес

На выходе из города растёт себе лесок:
Березки и осинки трепещет ветерок.
И до сих пор он дарит людям благодать:
грибы, цветы и ягоды просят их собрать.

И есть своё название у этого леска,
мещанским назывался он в прошлые века.
Мой прадед был мещанин, сюда он приезжал
И в праздник на природе с семьёю отдыхал.

Он делал экипажи, мой прадед - дед Иван
По рангу был прописан к сословию мещан.
С далёкого подгорья ехали сюда.
Чтоб лучше отдыхал ось, готовилась еда.

Лошадок распрягали, жгли медный самовар,
На травке размещали нехитрый свой товар.
И веселилось вволю сословие мещан.
От красоты природы здесь каждый бывал пьян

И песни пелись хором о дальней стороне
И соловей подсвистывал где-то в вышине.

25.11.2001

Жаман-сопка

Среди степи ковыльной ты круто поднялась^
Гранитными уступами со степью ты слилась.
Казахи кочевые тебя назвали так: "плохая",
"Нехорошая", в названье дали знак.

По каменистым склонам берёзки поднялись,
Кустарники цепляются, растут по камню ввысь.
Зловещая, тревожная здесь тишина стоит.
Какие тайны жгучие та тишина таит?

Про зоны аномальные нам много говорят,
От сопки уйти хочется, бежать скорей назад.
Гранитом сопка делится, его берут до дна.
Вся ямами, провалами она испещрена.

Стоит "плохая сопка", среди степей стоит,
А тайны и загадки хранит в себе гранит!

25.11.2001

Белая гора

Ишим - река известная, красивая река.
Течёт и извивается, бежит издалека.
Вдруг правый берег резко поднялся над рекой,
Ишим здесь огибает обрыв очень крутой.

За белый цвет был назван
Белою горой
Обрыв этот загадочный,
обрыв этот крутой.

У белого обрыва
кружится вода
И омуты зелёные
затянут навсегда.

Берёзки зацепились на склоне над водой
И смотрят - не насмотрятся в зеленый омут твой.
Глубокий лог прорезал ту белую гору,
Бежит ручей к Ишиму по самому по дну.

И слабой минералкою вода здесь отдаёт
И газом наполняется, в Ишим она течёт,
А буйная растительность все склоны оплела
И даже орхидеи для нас здесь сберегла-
Памятник природы - белая гора.
Тебя от человека природа сберегла.

 


ИСТОРИЯ В НАЗВАНИЯХ СЁЛ

Долматово

Долматово, Долматово - старинное село,
Сибирскими крестьянами оно заселено.
Ходили волчьи стаи, водили хоровод.
На мысе, у Ишима, кружились целый год.

И мыс был назван Волчьим, Долматовым потом,
А сколько же Долматовых на карте есть кругом.
Долматово в Курганской и в Омской тоже есть,
В Тюмени, на Урале - их всех не перечесть!

Долматове нам дорого, как первое село,
Где землю запахали и бросили зерно.
Первое крестьянское русское село
Тимом Булашовым оно застолблено.

А местность изумительна, просторна и богата,
Ах до чего на выдумки природа таровата!
Высокое угорье, а рядом озерко,
Леса и перелески и дышится легко.

Высокая терраса, внизу течёт Ишим
И дали голубеют, и лес стоит за ним.
Долматово, Долматово - старинное село,
Отсюда хлебопашество по всей степи пошло!

Красноярка

Кто тебя так красиво поставил.
Красноярская слобода?
Среди домиков невысоких
Белым облаком церковь плыла.

Приходили сюда из Сибири
Бородатые мужики.
Землю вольную полюбили,
Здесь остались навек они.

А ряды длинных улиц тянутся,
Вдоль Ишима они идут,
Огороды к Ишиму спускаются,
По над озером избы плывут.

А с другой стороны берёзки
Подступили почти к домам.
И бегут в тот лесочек люди o
Собирают грибы по утрам.

Всё здесь есть широта и приволье,
Свежий воздух, полей разбег,
Золотые поля пшеницы,
Снега скрип и лошадок бег.

Больше двух веков живут люди
В окружении красоты.
Землю пашут, покосы косят,
Ну и верят, конечно, в мечты.

Что село людьми будет полниться,
Что работа будет для всех,
Звонким смехом школа наполнится,
И село простоит ещё век.

Соколовка

В далёких лесах и болотах
Стояла деревня крестьян
И хлеб здесь родил небогато,
И s климате был изъян.

И вот порешили крестьяне
На новые земли идти -
Южнее земли искали,
И, наконец, нашли.

Просторы вокруг огромные,
Поля, и луга, и леса.
А леса здесь прозрачные, светлые,
Не такие, как та тайга.

Над Ишимом деревню поставили
И в память о той, лесной
Где их жили деды и прадеды,
Соколовкой назвали постой.

И вот соколом Соколовка
Над Ишимом рекой плывёт.
До сих пор она людям нравится,
До сих пор здесь живёт народ,

Большая Малышка

Деревню с таким названием
Больше нигде не найдешь.
И улыбнутся захочется,
Когда названье прочтешь.

Если уж это Малышка,
То почему большая?
И почему Малышка
Стала такая большая ?

Жила здесь семья Малышкиных,
Большая была семья.
Вместе в селенье жили
Отец и его сыновья.

Вместе косили сено
Землю пахали гуртом.
Затем зерно продавали.
Деньги делили потом.

Но вот в семье получился
Очень большой разлад
И дети сами решили
Строить решили посад.

И появилась деревня,
Где младшие сыновья
Сами жить порешили
От большой семьи отойдя.

А там, где отец остался,
Старший, значит большой,
Большой Малышкой назвали
Этот его постой.

А деревню, где сыны поселились
Малой Малышкой зовут
И до сих пор Малышкины
В этом селе живут.

И с Соколовкой Малая
Потом Малышка слилась
Имя свое потеряла
В состав Соколовки влилась.

А большая Малышка осталась,
Как память о той семье,
Что землю два века пахала,
Жила на степной целине.

Ташкентка

Морозы здесь не ташкентские
И виноград не растет,
А деревня с таким названием
Уже больше века живет.

Места здесь очень хорошие
И лес, и река, и луга.
А река изгиб здесь делает
Называется он лука.

Татарин Усман Мавлютов
С семьей поселился здесь
И начал пахать он землю.
Решил надолго осесть.

Средь русских сел на особицу
Было это село мусульман
И все видели хлеб здесь родится
И земля хороша для крестьян.

И другие татары селились
И деревня быстро росла
Усмановской называлась
И на карте место нашла.

И тогда начальство решило
Ту деревню переназвать
И Ташкенткой ее назвало,
Чтоб от русских сел отличать.

Вагулино

У верстового столба, у дороги,
Сняли скарб свой крестьяне с телег.
Помолились далёкому богу
И остались здесь на ночлег.

Из далёкой Вагульской волости,
Из Сибири так долго шли,
Что решили: "Здесь остановимся,
Здесь поставим дома свои."

И с тех пор деревня Вагулино
Не один век на трассе стоит,
И любуется, и красуется,
И в Ишимские дали глядит.

А в архивах фамилии помечены:
Кто был первыми среди тех крестьян:
Тут и Лыжины, и Налобины,
И Кормин средь них Митрофан.

До сих пор те фамилии имеются
И в деревне этой живут,
Пашут землю, покосы косят,
По крестьянской тропе идут.

Сколь же ими земли перепахано!
Сколько скошено росных лугов!
Ведь дня них деревня Вагулино
Дорогой и родной отчий кров.

Явленка

Баи Мусины кочевали
По привольной Ишимской степи
И к Ишиму стадапригоняли
Юрты ставили здесь они.

И явились к тем баям крестьяне
Что с России сюда пришли
И землицы у них попросили,
Чтоб посеять пшеницу смогли.

Урожаем мы с вами поделимся.
Будем мирно рядышком жить.
Разрешите вы нам пожалуйста
Землю вольную заселить.

И потайно село появилось
И землянки начали рыть
И землицу ту запахали
Печки сложили, стали топить.

Еще не было разрешения
Русским землю ту заселять
За границей село оказалось.
Стало жить да добро наживать.

А начальство меж тем решило
Всю границу попроверять
И в степи вдруг село увидело
Сход собрали, стали ругать.

Вы откуда здесь появились?
Кто позволил дома создать?
За границей как оказались?
Землю кто разрешил пахать?

Повалились крестьяне в ноги
Виноваты, просим простить
Не гоните с землицы вольной
Век вам будем верно служить.

Каравай хорошего хлеба
На цветном рушнике поднесли
И деньжат немного собрали.
В общем дали взятку они.

И начальство сразу размякло:
"Ладно! Будите дальше жить
И раз сами тут появились
Село Явленным окрестить"

На Сергеевском тракте первое
На Ишиме реке село.
Больше века ему исполнилось
Больше века живет оно.

Мамлютка

Малюточка, Мамлюточка, малый городок.
Транссибирка дальняя лежит у твоих ног.
А голова купается в озёрах голубых,
Березоньки качаются на берегах твоих.

И нет здесь речки-реченьки, простого ручейка
Озера здесь отменные, видны издалека.
Большой семьей Мавлютовых был город заложен,
Татарским населением был он заселен.

С далекого Поволжья Мавлютовы пришли,
Торговлю заводили и счастье здесь нашли.
И славилась Мамлютка своим большим зерном
И элеватор мощный построили потом.

А школа санаторная
вся в зелени стоит,
Мамлютку украшает
и сердце веселит.

Малюточка, Мамлюточка, малый городок.
Стоить ты у истока идущих вдаль дорог.

13 января, 2001 г.

Пресновка

Крепость на Горькой линии
У двух небольших озер.
Стоишь на высоком пригорке
И видишь такой простор.

Была четырехугольной
Крепость у двух озер.
Границу она охраняла,
Несла день и ночь дозор.

Век восемнадцатый трудный,
Джунгары несутся вскачь
Гонят из степи казахов,
В степи стоит шум и плач.

И под защиту крепости
Аулы в степи кочевали.
И с русским другом вместе
Казахи беду отгоняли.

Среди казаков сибирских
Много известных имен.
Потанин, известный профессор,
Писатель Шухов рожден.

Ходили в походы далекие
Сибирские казаки
И верный Потанин заложил
Во славу родимой земли.

Пресновка, крепость Пресновка,
Край голубых озер.
Стоишь ты на Горькой линии
И манишь в степной простор.

13 января, 2001 г.

Лебяжье

Лебеди, белые лебеди
Кружились над головой.
Смотрели с ясного неба
На шумный военный-постой.

У озера, на равнине,
Среди привольной степи,
Военные крепость рубили,
Вдали от родимой земли.

Одной из многих та крепость
На линии горькой была.
Границу она охраняла
И караул несла.

А лебеди так красиво
Махали белым крылом,
Что сердце военных замерло
От этой красы кругом.

И крепость решили лебяжьей
В честь лебедей назвать
И это названье на карте
Навечно пером записать.

И эта краса в названье
Лебеди, белые лебеди,
Как белые облака.

Бишкуль

У пяти озер на равнине
Кочевал казахский аул
По - казахски местность назвали,
По-казахски будет Бескуль.

Когда русские заложили
Поселенье военных в степи,
То казахское это название
Переделали в Бишкуль они.

Был от крепости недалеко
Тот военный маяк в степи
Зажигался огонь на вышине.
Если где-то джунгары шли.

И граница рядом лежала
И охрану драгуны несли
И границу ту нарушали
Стычки были здесь и бои.

. У пяти озер при Ишиме
В окружении белых берез
Стоит Бишкуль почти два века,
Чуть до города не дорос.

Далеко коттеджи виднеются.
Появился здесь институт.
И ученых в достатке имеется.
В школы дети со смехом бегут.

Стал райцентром поселок Бишкуль.
Хорошеет день ото дня.
Далеко теперь та граница,
Что была почти у плетня.

Памяти Потанина

На острове деревня меж двух озер стоит
Островкой называется два века в даль глядит.
Военным поселеньем заложена была.
Военные Потанины рубили здесь дома.

Дед и отец Потанина родились в этом селе
Службу несли военную, служили своей стране.
Прадед его Аркадий поставил то село
Очень тогда годилось военное ремесло.

Ходили в походы далекие сибирские казаки.
Границу России на юге крепко держали они.
Хорунжий Никола Потанин на юг далеко ходил.
Слона из далекой Индии к царю он сопроводил.

Записки его интересные изданы были в стране
Читали их и в столице и на родной земле.
А вот Григорий Потанин не здесь, не у нас был рожден,
А мальчиком очень маленьким сюда отцом привезен,

И детство его золотое в Пресновском селе проходило
И из Пресновки - крепости в дальние дали манило.
И стал Григорий Потанин известен на весь белый свет
Объездил Китай и Монголию, едва не попал в Тибет.

И мы не забыли, помним известного земляка
Ученого и писателя сибирского казака.
И улица есть Потанина в подгорье, в бывшей станице,
И город наш Петропавловск таким ученым гордится.

Кабанье

В четырех верстах от крепости
Был сосновый хороший бор,
Когда крепость Кабанью построили,
Бор сосновый пошел под топор.

Кабаны здесь водились дикие .
Убивали их кто как мог..
Даровое мясо кабанье
Запасали на зиму впрок.

Ну и крепость Кабаньей назвали,
Чтобы помнили люди о том,
Что леса здесь хорошие были
Много зверя водилось кругом.

А теперь от кабаньей крепости
Лишь остался широкий вал,
Нет ни бора, ни леса могучего
И кабан богу душу отдал.

И такую природу красивую
Мы за двести лет извели.
Кабанов и бобров уничтожили,
Повыпиливали боры.

Только в книгах старинных читаешь,
Что водились у нас бобры,
Кабаны заходили дикие
И шумели на гривах боры.

Уже много чего уничтожено,
Нет прошенья тебе человек.
Помнить надо об этом людям.
Ведь живем не последний мы век.

ВРЕМЕНА ГОДА

Времена года

Петропавловск в умеренном поясе
На физической карте лежит
И уже два века с полтиной
На высоком угоре стоит,

И четыре времени года
Есть у области нашей в году.
Весну, лето, осень и зиму
С тихой радостью каждое жду

Осень золотом осыпает
Все дороги, поля и леса.
За окном пестрят и мелькают
Левитановские места.

Золотые поля пшеницы
Убираются в закрома
И курлычут журавлики в небе,
Улетая от нас за моря.

А зима своим покрывалом
Укрывает поля и сады,
Замерзают озёра и речки,
Не найдёшь незамёрзшей воды.

Снег пушистый своим одеялом

И так тихо в роще засыпанной...
Не слышны здесь птиц голоса.

Белоснежную зиму холодную
Каруселью сменяет весна.
И капелью, и радостью звонкою
К нам приходит как праздник она.

И поля, и леса просыпаются,
Одеваются в зеленя.
Почки медленно распускаются,
Свежим запахом ноздри дразня.

Ну а лето цветное и яркое
Уж стучится в окно рукой.
Оно манит в просторы далёкие
И в зеленый лес за рекой.

И плывёт в разноцветном мареве
Удивительный, призрачный лес,
Поспевает в лесу костянка,
Столько всяких вокруг чудес.

Разноцветное, пестрое, яркое-
Очень быстро лето прошло.
И опять на крыльях журавликов
Осень жёлтую принесло.

И вот так все время меняется:
Весна, лето, осень, зима...
Только жизнь никогда не кончается,
Продолжается в детях она.

Зимушка-зима

Зима холодная, зима морозная
Стучит клюкою в моё окно,
И ветер северный свистит отчаянно
В моей же комнате тепло, светло...

Безлистный тополь качает веточкой,
Ему так холодно на том ветру.
И птицам холодно, и зверям холодно -
В лесу и в поле, в степном бору.

Синички малые стучат в окошечко
И очень просят их накормить,
Ведь им так холодно и очень голодно
Помочь им надо зиму прожить.

Снег бриллиантами блестит на солнышке,
Сверкает россыпью цветных монет,
Скрипит под лыжами, скрипит под санками
И снегом белым весь мир одет.

Зима-красавица белить старается:
Снег с неба сыплется и день и ночь.
Мороз сибирский зиме пытается
Чем только может, скорей помочь.

И вот всё убрано, и вот всё прибрано,
И праздник близится - наш Новый год.
И в белом платье с цветными блёстками
Зима-красавица его ведёт.

Декабрь, 2000 г.

Весна

Солнце светит всё приветливей
И капель давно стучит.
С юга дальнего на север
Стая клином к нам летит.

Сок берёзовый по капельке
Поднимается к листве,
Почки быстро раскрываются
И туман ползёт к реке.

А из лужи грач чернявый
Напивается воды
И с своей грачихой чёрной
Чистит гнёзда от листвы.

Пообвесилась серёжками
Ива, к реченьке склонясь.
Мать-и-мачеха желтеет,
Чуть под ветром наклонясь.

Через снег цветок пробился
И раскрылся на ветру,
Закачай своей головкой,
Засветился на юру.

На опушке медуница,
Свой цветочек подняла
И расцветкой своей яркой
Пчёлку сразу привлекла.

Ну и ветреницы быстро
На опушке расцвели,
Машут белою головкой
И зовут к себе они.

На полях кипит работа,
Трактор где-то там гудит
И весна с улыбкой чистой
С неба ясного гладит.

По ягоды

Лето душистое, лето прекрасное,
Воздух прозрачен и свеж.
Хочется в поле, за город, по ягоды...
Мчится машин кортеж.

Вот и поляна: цвети разноцветные,
Ветер рябит траву.
Вот и душистые ягоды красные
Вижу я наяву.

Белая кашка по ветру качается,
Тихо кузнечик скрипит.
Рядом комар жужжит - надрывается
И колокольчик звенит.

Синие, красные, жёлтые цветики,
Как хороши вы в траве!
Ягоды красные, ягоды спелые
Ищем мы на заре.

Воздух насыщен цветами и травами,
Солнце крепко печет
И по над лугом в воздухе чистом
Марево тихо плывёт.

Декабрь, 2000 г.

Осень

Осень прилетела золотой волной,
Все поля покрыла дождливой пеленой.
Зябко в поле стало, с берёз вода течет,
Листик запоздалый ветерок трясёт.

Из-за тучки солнышко внезапно появилось
И всё ярким светом вокруг зазолотилось.
Золотые денежки на земле лежат,
Красными рябинами светится наш сад.

Зреет костяника в берёзовом лесу
И шиповник ягоды держит на весу.
Шляпка гриба белого над травкой поднялась,
Листиком укрылась, от людей спаслась.

Птицы улетают в дальние края,
Осень золотая, красавица моя!

Золотая осень

Золотая осень -лагерь пионерский,
Утром горны трубят нам подъем.

По росистой тропке с мылом, с полотенцами,
Мы спешим к Ишиму, мы бежим бегом.

Утро так прекрасно, солнце поднимается.
Ветерок ленивый листву шевелит
И в воде Ишима солнце отражается
И в воде Ишима блестками горят.

А крутом природа от сна просыпается,
Воздух пахнет травами, на листиках роса.
И в зеленой роще концерт начинается
И поют здесь птицы на все голоса.

С песнями веселыми, с горном, барабаном
Мы идем отрядом исследовать леса.
Цветы разноцветные, травушка зеленая
До чего ж нам нравится природная краса.

А костер тот лагерный навсегда запомнится,
Навсегда останется в памяти у нас.
Под песни пионерские, взявшись кругом за руки
У костра пускались мы в развеселый пляс.

Золотая осень, лагерь пионерский,
Многим ты запомнился своею красотой:
Дивная природа, что нас окружала
Навсегда осталась в памяти моей. 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий